Текущее время: 28 сен 2020, 12:30




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ]  На страницу 1, 2  След.
 Психологические травмы детства 
Автор Сообщение
Основатель
Основатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 апр 2009, 19:07
Сообщений: 3149
Откуда: Россия
Сообщение Психологические травмы детства
очень актуальная и полезная информация, рекомендую к теме излечения шрамов детства.
Айлар
============================================

Л.Петрановская. Травмы поколений

Людмила Петрановская, психолог:

Как же она все-таки передается, травма?

Понятно, что можно всегда все объяснить «потоком», «переплетениями», «родовой памятью» и т. д. , и, вполне возможно, что совсем без мистики и не обойдешься, но если попробовать? Взять только самый понятный, чисто семейный аспект, родительско-детские отношения, без политики и идеологии. О них потом как-нибудь.

Живет себе семья. Молодая совсем, только поженились, ждут ребеночка. Или только родили. А может, даже двоих успели. Любят, счастливы, полны надежд. И тут случается катастрофа. Маховики истории сдвинулись с места и пошли перемалывать народ. Чаще всего первыми в жернова попадают мужчины. Революции, войны, репрессии – первый удар по ним.

И вот уже молодая мать осталась одна. Ее удел – постоянная тревога, непосильный труд (нужно и работать, и ребенка растить), никаких особых радостей. Похоронка, «десять лет без права переписки», или просто долгое отсутствие без вестей, такое, что надежда тает. Может быть, это и не про мужа, а про брата, отца, других близких. Каково состояние матери? Она вынуждена держать себя в руках, она не может толком отдаться горю. На ней ребенок (дети), и еще много всего. Изнутри раздирает боль, а выразить ее невозможно, плакать нельзя, «раскисать» нельзя. И она каменеет. Застывает в стоическом напряжении, отключает чувства, живет, стиснув зубы и собрав волю в кулак, делает все на автомате. Или, того хуже, погружается в скрытую депрессию, ходит, делает, что положено, хотя сама хочет только одного – лечь и умереть. Ее лицо представляет собой застывшую маску, ее руки тяжелы и не гнутся. Ей физически больно отвечать на улыбку ребенка, она минимизирует общение с ним, не отвечает на его лепет. Ребенок проснулся ночью, окликнул ее – а она глухо воет в подушку. Иногда прорывается гнев. Он подполз или подошел, теребит ее, хочет внимания и ласки, она когда может, отвечает через силу, но иногда вдруг как зарычит: «Да, отстань же», как оттолкнет, что он аж отлетит. Нет, она не него злится – на судьбу, на свою поломанную жизнь, на того, кто ушел и оставил и больше не поможет.

Только вот ребенок не знает всей подноготной происходящего. Ему не говорят, что случилось (особенно если он мал). Или он даже знает, но понять не может. Единственное объяснение, которое ему в принципе может прийти в голову: мама меня не любит, я ей мешаю, лучше бы меня не было. Его личность не может полноценно формироваться без постоянного эмоционального контакта с матерью, без обмена с ней взглядами, улыбками, звуками, ласками, без того, чтобы читать ее лицо, распознавать оттенки чувств в голосе. Это необходимо, заложено природой, это главная задача младенчества. А что делать, если у матери на лице депрессивная маска? Если ее голос однообразно тусклый от горя, или напряжено звенящий от тревоги?

Пока мать рвет жилы, чтобы ребенок элементарно выжил, не умер от голода или болезни, он растет себе, уже травмированный. Не уверенный, что его любят, не уверенный, что он нужен, с плохо развитой эмпатией. Даже интеллект нарушается в условиях депривации. Помните картину «Опять двойка»? Она написана в 51. Главному герою лет 11 на вид. Ребенок войны, травмированный больше, чем старшая сестра, захватившая первые годы нормальной семейной жизни, и младший брат, любимое дитя послевоенной радости – отец живой вернулся. На стене – трофейные часы. А мальчику трудно учиться.

Конечно, у всех все по-разному. Запас душевных сил у разных женщин разный. Острота горя разная. Характер разный. Хорошо, если у матери есть источники поддержки – семья, друзья, старшие дети. А если нет? Если семья оказалась в изоляции, как «враги народа», или в эвакуации в незнакомом месте? Тут или умирай, или каменей, а как еще выжить?

Идут годы, очень трудные годы, и женщина научается жить без мужа. «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик». Конь в юбке. Баба с яйцами. Назовите как хотите, суть одна. Это человек, который нес-нес непосильную ношу, да и привык. Адаптировался. И по-другому уже просто не умеет. Многие помнят, наверное, бабушек, которые просто физически не могли сидеть без дела. Уже старенькие совсем, все хлопотали, все таскали сумки, все пытались рубить дрова. Это стало способом справляться с жизнью. Кстати, многие из них стали настолько стальными – да, вот такая вот звукопись – что прожили очень долго, их и болезни не брали, и старость. И сейчас еще живы, дай им Бог здоровья.

В самом крайнем своем выражении, при самом ужасном стечении событий, такая женщина превращалась в монстра, способного убить своей заботой. И продолжала быть железной, даже если уже не было такой необходимости, даже если потом снова жила с мужем, и детям ничего не угрожало. Словно зарок выполняла.

Ярчайший образ описан в книге Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».

А вот что пишет о «Страшной бабе» Екатерина Михайлова («Я у себя одна» книжка называется): «Тусклые волосы, сжатый в ниточку рот…, чугунный шаг… Скупая, подозрительная, беспощадная, бесчувственная. Она всегда готова попрекнуть куском или отвесить оплеуху: «Не напасешься на вас, паразитов. Ешь, давай!»…. Ни капли молока не выжать из ее сосцов, вся она сухая и жесткая…» Там еще много очень точного сказано, и если кто не читал эти две книги, то надо обязательно.

Самое страшное в этой патологически измененной женщине – не грубость, и не властность. Самое страшное – любовь. Когда, читая Санаева, понимаешь, что это повесть о любви, о такой вот изуродованной любви, вот когда мороз-то продирает. У меня была подружка в детстве, поздний ребенок матери, подростком пережившей блокаду. Она рассказывала, как ее кормили, зажав голову между голенями и вливая в рот бульон. Потому что ребенок больше не хотел и не мог, а мать и бабушка считали, что надо. Их так пережитый голод изнутри грыз, что плач живой девочки, родной, любимой, голос этого голода перекрыть не мог.

А другую мою подружку мама брала с собой, когда делала подпольные аборты. И она показывала маленькой дочке полный крови унитаз со словами: вот, смотри, мужики-то, что они с нами делают. Вот она, женская наша доля. Хотела ли она травмировать дочь? Нет, только уберечь. Это была любовь.

А самое ужасное – что черты «Страшной бабы» носит вся наша система защиты детей до сих пор. Медицина, школа, органы опеки. Главное – чтобы ребенок был «в порядке». Чтобы тело было в безопасности. Душа, чувства, привязанности – не до этого. Спасти любой ценой. Накормить и вылечить. Очень-очень медленно это выветривается, а нам-то в детстве по полной досталось, няньку, которая половой тряпкой по лицу била, кто не спал днем, очень хорошо помню.

Но оставим в стороне крайние случаи. Просто женщина, просто мама. Просто горе. Просто ребенок, выросший с подозрением, что не нужен и нелюбим, хотя это неправда и ради него только и выжила мама и вытерпела все. И он растет, стараясь заслужить любовь, раз она ему не положена даром. Помогает. Ничего не требует. Сам собой занят. За младшими смотрит. Добивается успехов. Очень старается быть полезным. Только полезных любят. Только удобных и правильных. Тех, кто и уроки сам сделает, и пол в доме помоет, и младших уложит, ужин к приходу матери приготовит. Слышали, наверное, не раз такого рода рассказы про послевоенное детство? “Нам в голову прийти не могло так с матерью разговаривать!” — это о современной молодежи. Еще бы. Еще бы. Во-первых, у железной женщины и рука тяжелая. А во-вторых — кто ж будет рисковать крохами тепла и близости? Это роскошь, знаете ли, родителям грубить.

Травма пошла на следующий виток.***

Настанет время, и сам этот ребенок создаст семью, родит детей. Годах примерно так в 60-х. Кто-то так был «прокатан» железной матерью, что оказывался способен лишь воспроизводить ее стиль поведения. Надо еще не забывать, что матерей-то многие дети не очень сильно и видели, в два месяца – ясли, потом пятидневка, все лето – с садом на даче и т . д. То есть «прокатывала» не только семья, но и учреждения, в которых «Страшных баб» завсегда хватало.

Но рассмотрим вариант более благополучный. Ребенок был травмирован горем матери, но вовсе душу ему не отморозило. А тут вообще мир и оттепель, и в космос полетели, и так хочется жить, и любить, и быть любимым. Впервые взяв на руки собственного, маленького и теплого ребенка, молодая мама вдруг понимает: вот он. Вот тот, кто наконец-то полюбит ее по-настоящему, кому она действительно нужна. С этого момента ее жизнь обретает новый смысл. Она живет ради детей. Или ради одного ребенка, которого она любит так страстно, что и помыслить не может разделить эту любовь еще на кого-то. Она ссорится с собственной матерью, которая пытается отстегать внука крапивой – так нельзя. Она обнимает и целует свое дитя, и спит с ним вместе, и не надышится на него, и только сейчас, задним числом осознает, как многого она сама была лишена в детстве. Она поглощена этим новым чувством полностью, все ее надежды, чаяния – все в этом ребенке. Она «живет его жизнью», его чувствами, интересами, тревогами. У них нет секретов друг о друга. С ним ей лучше, чем с кем бы то ни было другим.

И только одно плохо – он растет. Стремительно растет, и что же потом? Неужто снова одиночество? Неужто снова – пустая постель? Психоаналитики тут бы много чего сказали, про перемещенный эротизм и все такое, но мне сдается, что нет тут никакого эротизма особого. Лишь ребенок, который натерпелся одиноких ночей и больше не хочет. Настолько сильно не хочет, что у него разум отшибает. «Я не могу уснуть, пока ты не придешь». Мне кажется, у нас в 60-70-е эту фразу чаще говорили мамы детям, а не наоборот.

Что происходит с ребенком? Он не может не откликнуться на страстный запрос его матери о любви. Это вывшее его сил. Он счастливо сливается с ней, он заботится, он боится за ее здоровье. Самое ужасное – когда мама плачет, или когда у нее болит сердце. Только не это. «Хорошо, я останусь, мама. Конечно, мама, мне совсем не хочется на эти танцы». Но на самом деле хочется, ведь там любовь, самостоятельная жизнь, свобода, и обычно ребенок все-таки рвет связь, рвет больно, жестко, с кровью, потому что добровольно никто не отпустит. И уходит, унося с собой вину, а матери оставляя обиду. Ведь она «всю жизнь отдала, ночей не спала». Она вложила всю себя, без остатка, а теперь предъявляет вексель, а ребенок не желает платить. Где справедливость? Тут и наследство “железной” женщины пригождается, в ход идут скандалы, угрозы, давление. Как ни странно, это не худший вариант. Насилие порождает отпор и позволяет-таки отделиться, хоть и понеся потери.

Некоторые ведут свою роль так искусно, что ребенок просто не в силах уйти. Зависимость, вина, страх за здоровье матери привязывают тысячами прочнейших нитей, про это есть пьеса Птушкиной «Пока она умирала», по которой гораздо более легкий фильм снят, там Васильева маму играет, а Янковский – претендента на дочь. Каждый Новый год показывают, наверное, видели все. А лучший – с точки зрения матери – вариант, если дочь все же сходит ненадолго замуж и останется с ребенком. И тогда сладкое единение можно перенести на внука и длить дальше, и, если повезет, хватит до самой смерти.

И часто хватает, поскольку это поколение женщин гораздо менее здорово, они часто умирают намного раньше, чем их матери, прошедшие войну. Потому что стальной брони нет, а удары обиды разрушают сердце, ослабляют защиту от самых страшных болезней. Часто свои неполадки со здоровьем начинают использовать как неосознанную манипуляцию, а потом трудно не заиграться, и вдруг все оказывается по настоящему плохо. При этом сами они выросли без материнской внимательной нежной заботы, а значит, заботиться о себе не привыкли и не умеют, не лечатся, не умеют себя баловать, да, по большому счету, не считают себя такой уж большой ценностью, особенно если заболели и стали «бесполезны».

Но что-то мы все о женщинах, а где же мужчины? Где отцы? От кого-то же надо было детей родить?

С этим сложно. Девочка и мальчик, выросшие без отцов, создают семью. Они оба голодны на любовь и заботу. Она оба надеются получить их от партнера. Но единственная модель семьи, известная им – самодостаточная «баба с яйцами», которой, по большому счету, мужик не нужен. То есть классно, если есть, она его любит и все такое. Но по-настоящему он ни к чему, не пришей кобыле хвост, розочка на торте. «Посиди, дорогой, в сторонке, футбол посмотри, а то мешаешь полы мыть. Не играй с ребенком, ты его разгуливаешь, потом не уснет. Не трогай, ты все испортишь. Отойди, я сама» И все в таком духе. А мальчики-то тоже мамами выращены. Слушаться привыкли. Психоаналитики бы отметили еще, что с отцом за маму не конкурировали и потому мужчинами себя не почувствовали. Ну, и чисто физически в том же доме нередко присутствовала мать жены или мужа, а то и обе. А куда деваться? Поди тут побудь мужчиной…

Некоторые мужчины находили выход, становясь «второй мамой». А то и единственной, потому что сама мама-то, как мы помним, «с яйцами» и железом погромыхивает. В самом хорошем варианте получалось что-то вроде папы дяди Федора: мягкий, заботливый, чуткий, все разрешающий. В промежуточном – трудоголик, который просто сбегал на работу от всего от этого. В плохом — алкоголик. Потому что мужчине, который даром не нужен своей женщине, который все время слышит только «отойди, не мешай», а через запятую «что ты за отец, ты совершенно не занимаешься детьми» (читай «не занимаешься так, как Я считаю нужным»), остается или поменять женщину – а на кого, если все вокруг примерно такие? – или уйти в забытье.

С другой стороны, сам мужчина не имеет никакой внятной модели ответственного отцовства. На их глазах или в рассказах старших множество отцов просто встали однажды утром и ушли – и больше не вернулись. Вот так вот просто. И ничего, нормально. Поэтому многие мужчины считали совершенно естественным, что, уходя из семьи, они переставали иметь к ней отношение, не общались с детьми, не помогали. Искренне считали, что ничего не должны «этой истеричке», которая осталась с их ребенком, и на каком-то глубинном уровне, может, были и правы, потому что нередко женщины просто юзали их, как осеменителей, и дети были им нужнее, чем мужики. Так что еще вопрос, кто кому должен. Обида, которую чувствовал мужчина, позволяла легко договориться с совестью и забить, а если этого не хватало, так вот ведь водка всюду продается.

Ох, эти разводы семидесятых — болезненные, жестокие, с запретом видеться с детьми, с разрывом всех отношений, с оскорблениями и обвинениями. Мучительное разочарование двух недолюбленных детей, которые так хотели любви и счастья, столько надежд возлагали друг на друга, а он/она – обманул/а, все не так, сволочь, сука, мразь… Они не умели налаживать в семье круговорот любви, каждый был голоден и хотел получать, или хотел только отдавать, но за это – власти. Они страшно боялись одиночества, но именно к нему шли, просто потому, что, кроме одиночества никогда ничего не видели.

В результате – обиды, душевные раны, еще больше разрушенное здоровье, женщины еще больше зацикливаются на детях, мужчины еще больше пьют.

У мужчин на все это накладывалась идентификация с погибшими и исчезнувшими отцами. Потому что мальчику надо, жизненно необходимо походить на отца. А что делать, если единственное, что о нем известно – что он погиб? Был очень смелым, дрался с врагами – и погиб? Или того хуже – известно только, что умер? И о нем в доме не говорят, потому что он пропал без вести, или был репрессирован? Сгинул – вот и вся информация? Что остается молодому парню, кроме суицидального поведения? Выпивка, драки, сигареты по три пачки в день, гонки на мотоциклах, работа до инфаркта. Мой отец был в молодости монтажник-высотник. Любимая фишка была – работать на высоте без страховки. Ну, и все остальное тоже, выпивка, курение, язва. Развод, конечно, и не один. В 50 лет инфаркт и смерть. Его отец пропал без вести, ушел на фронт еще до рождения сына. Неизвестно ничего, кроме имени, ни одной фотографии, ничего.

Вот в таком примерно антураже растут детки, третье уже поколение.

В моем классе больше, чем у половины детей родители были в разводе, а из тех, кто жил вместе, может быть, только в двух или трех семьях было похоже на супружеское счастье. Помню, как моя институтская подруга рассказывала, что ее родители в обнимку смотрят телевизор и целуются при этом. Ей было 18, родили ее рано, то есть родителям было 36-37. Мы все были изумлены. Ненормальные, что ли? Так не бывает!

Естественно, соответствующий набор слоганов: «Все мужики – сволочи», «Все бабы – суки», «Хорошее дело браком не назовут». А что, жизнь подтверждала. Куда ни глянь…

Но случилось и хорошее. В конце 60-х матери получили возможность сидеть с детьми до года. Они больше не считались при этом тунеядками. Вот кому бы памятник поставить, так автору этого нововведения. Не знаю только, кто он. Конечно, в год все равно приходилось отдавать, и это травмировало, но это уже несопоставимо, и об этой травме в следующий раз. А так-то дети счастливо миновали самую страшную угрозу депривации, самую калечащую – до года. Ну, и обычно народ крутился еще потом, то мама отпуск возьмет, то бабушки по очереди, еще выигрывали чуток. Такая вот игра постоянная была – семья против «подступающей ночи», против «Страшной бабы», против железной пятки Родины-матери. Такие кошки-мышки.

А еще случилось хорошее – отдельно жилье стало появляться. Хрущобы пресловутые. Тоже поставим когда-нибудь памятник этим хлипким бетонным стеночкам, которые огромную роль выполнили – прикрыли наконец семью от всевидящего ока государства и общества. Хоть и слышно было все сквозь них, а все ж какая-никакая – автономия. Граница. Защита. Берлога. Шанс на восстановление.

Третье поколение начинает свою взрослую жизнь со своим набором травм, но и со своим довольно большим ресурсом. Нас любили. Пусть не так, как велят психологи, но искренне и много. У нас были отцы. Пусть пьющие и/или «подкаблучники» и/или «бросившие мать козлы» в большинстве, но у них было имя, лицо и они нас тоже по своему любили. Наши родители не были жестоки. У нас был дом, родные стены.

Не у всех все одинаково, конечно, были семье более и менее счастливые и благополучные.

Но в общем и целом.

Короче, с нас причитается.***

Итак, третье поколение. Не буду здесь жестко привязываться к годам рождения, потому что кого-то родили в 18, кого-то – в 34, чем дальше, тем больше размываются отчетливые «берега» потока. Здесь важна передача сценария, а возраст может быть от 50 до 30. Короче, внуки военного поколения, дети детей войны.

«С нас причитается» — это, в общем, девиз третьего поколения. Поколения детей, вынужденно ставших родителями собственных родителей. В психологи такое называется «парентификация».

А что было делать? Недолюбленные дети войны распространяли вокруг столь мощные флюиды беспомощности, что не откликнуться было невозможно. Поэтому дети третьего поколения были не о годам самостоятельны и чувствовали постоянную ответственность за родителей. Детство с ключом на шее, с первого класса самостоятельно в школу – в музыкалку – в магазин, если через пустырь или гаражи – тоже ничего. Уроки сами, суп разогреть сами, мы умеем. Главное, чтобы мама не расстраивалась. Очень показательны воспоминания о детстве: «Я ничего у родителей не просила, всегда понимала, что денег мало, старалась как-то зашить, обойтись», «Я один раз очень сильно ударился головой в школе, было плохо, тошнило, но маме не сказал – боялся расстроить. Видимо, было сотрясение, и последствия есть до сих пор», «Ко мне сосед приставал, лапать пытался, то свое хозяйство показывал. Но я маме не говорила, боялась, что ей плохо с сердцем станет», «Я очень по отцу тосковал, даже плакал потихоньку. Но маме говорил, что мне хорошо и он мне совсем не нужен. Она очень злилась на него после развода». У Дины Рубинной есть такой рассказ пронзительный «Терновник». Классика: разведенная мама, шестилетний сын, самоотверженно изображающий равнодушие к отцу, которого страстно любит. Вдвоем с мамой, свернувшись калачиком, в своей маленькой берлоге против чужого зимнего мира. И это все вполне благополучные семьи, бывало и так, что дети искали пьяных отцов по канавам и на себе притаскивали домой, а мамочку из петли вытаскивали собственными руками или таблетки от нее прятали. Лет эдак в восемь.

А еще разводы, как мы помним, или жизнь в стиле кошка с собакой» (ради детей, конечно). И дети-посредники, миротворцы, которые душу готовы продать, чтобы помирить родителей, чтобы склеить снова семейное хрупкое благополучие. Не жаловаться, не обострять, не отсвечивать, а то папа рассердится, а мама заплачет, и скажет, что «лучше бы ей сдохнуть, чем так жить», а это очень страшно. Научиться предвидеть, сглаживать углы, разряжать обстановку. Быть всегда бдительным, присматривать за семьей. Ибо больше некому.

Символом поколения можно считать мальчика дядю Федора из смешного мультика. Смешной-то смешной, да не очень. Мальчик-то из всей семьи самый взрослый. А он еще и в школу не ходит, значит, семи нет. Уехал в деревню, живет там сам, но о родителях волнуется. Они только в обморок падают, капли сердечные пьют и руками беспомощно разводят.

Или помните мальчика Рому из фильма«Вам и не снилось»? Ему 16, и он единственный взрослый из всех героев фильма. Его родители – типичные «дети войны», родители девочки – «вечные подростки», учительница, бабушка… Этих утешить, тут поддержать, тех помирить, там помочь, здесь слезы вытереть. И все это на фоне причитаний взрослых, мол, рано еще для любви. Ага, а их всех нянчить – в самый раз.

Так все детство. А когда настала пора вырасти и оставить дом – муки невозможной сепарации, и вина, вина, вина, пополам со злостью, и выбор очень веселый: отделись – и это убьет мамочку, или останься и умри как личность сам.

Впрочем, если ты останешься, тебе все время будут говорить, что нужно устраивать собственную жизнь, и что ты все делаешь не так, нехорошо и неправильно, иначе уже давно была бы своя семья. При появлении любого кандидата он, естественно, оказывался бы никуда не годным, и против него начиналась бы долгая подспудная война до победного конца. Про это все столько есть фильмов и книг, что даже перечислять не буду.

Интересно, что при все при этом и сами они, и их родители воспринимали свое детство как вполне хорошее. В самом деле: дети любимые, родители живы, жизнь вполне благополучная. Впервые за долгие годы – счастливое детство без голода, эпидемий, войны и всего такого.

Ну, почти счастливое. Потому что еще были детский сад, часто с пятидневкой, и школа, и лагеря и прочие прелести советского детства, которые были кому в масть, а кому и не очень. И насилия там было немало, и унижений, а родители-то беспомощные, защитить не могли. Или даже на самом деле могли бы, но дети к ним не обращались, берегли. Я вот ни разу маме не рассказывала, что детском саду тряпкой по морде бьют и перловку через рвотные спазмы в рот пихают. Хотя теперь, задним числом, понимаю, что она бы, пожалуй, этот сад разнесла бы по камешку. Но тогда мне казалось – нельзя.

Это вечная проблема – ребенок некритичен, он не может здраво оценить реальное положение дел. Он все всегда принимает на свой счет и сильно преувеличивает. И всегда готов принести себя в жертву. Так же, как дети войны приняли обычные усталость и горе за нелюбовь, так же их дети принимали некоторую невзрослость пап и мам за полную уязвимость и беспомощность. Хотя не было этого в большинстве случаев, и вполне могли родители за детей постоять, и не рассыпались бы, не умерили от сердечного приступа. И соседа бы укоротили, и няньку, и купили бы что надо, и разрешили с папой видеться. Но – дети боялись. Преувеличивали, перестраховывались. Иногда потом, когда все раскрывалось, родители в ужасе спрашивали: «Ну, почему ты мне сказал? Да я бы, конечно…» Нет ответа. Потому что – нельзя. Так чувствовалось, и все.

Третье поколение стало поколением тревоги, вины, гиперответственности. У всего этого были свои плюсы, именно эти люди сейчас успешны в самых разных областях, именно они умеют договариваться и учитывать разные точки зрения. Предвидеть, быть бдительными, принимать решения самостоятельно, не ждать помощи извне – сильные стороны. Беречь, заботиться, опекать.

Но есть у гиперответственности, как у всякого «гипер» и другая сторона. Если внутреннему ребенку военных детей не хватало любви и безопасности, то внутреннему ребенку «поколения дяди Федора» не хватало детскости, беззаботности. А внутренний ребенок – он свое возьмет по-любому, он такой. Ну и берет. Именно у людей этого поколения часто наблюдается такая штука, как «агрессивно-пассивное поведение». Это значит, что в ситуации «надо, но не хочется» человек не протестует открыто: «не хочу и не буду!», но и не смиряется «ну, надо, так надо». Он всякими разными, порой весьма изобретательными способами, устраивает саботаж. Забывает, откладывает на потом, не успевает, обещает и не делает, опаздывает везде и всюду и т. п. Ох, начальники от этого воют прямо: ну, такой хороший специалист, профи, умница, талант, но такой неорганизованный…

Часто люди этого поколения отмечают у себя чувство, что они старше окружающих, даже пожилых людей. И при этом сами не ощущают себя «вполне взрослыми», нет «чувства зрелости». Молодость как-то прыжком переходит в пожилой возраст. И обратно, иногда по нескольку раз в день.

Еще заметно сказываются последствия «слияния» с родителями, всего этого «жить жизнью ребенка». Многие вспоминают, что в детстве родители и/или бабушки не терпели закрытых дверей: «Ты что, что-то скрываешь?». А врезать в свою дверь защелку было равносильно «плевку в лицо матери». Ну, о том, что нормально проверить карманы, стол, портфель и прочитать личный дневник… Редко какие родители считали это неприемлемым. Про сад и школу вообще молчу, одни туалеты чего стоили, какие нафиг границы… В результате дети, выросший в ситуации постоянного нарушения границ, потом блюдут эти границы сверхревностно. Редко ходят в гости и редко приглашают к себе. Напрягает ночевка в гостях (хотя раньше это было обычным делом). Не знают соседей и не хотят знать – а вдруг те начнут в друзья набиваться? Мучительно переносят любое вынужденное соседство (например, в купе, в номере гостиницы), потому что не знают, не умеют ставить границы легко и естественно, получая при этом удовольствие от общения, и ставят «противотанковые ежи» на дальних подступах.

А что с семьей? Большинство и сейчас еще в сложных отношения со своими родителями (или их памятью), у многих не получилось с прочным браком, или получилось не с первой попытки, а только после отделения (внутреннего) от родителей.

Конечно, полученные и усвоенный в детстве установки про то, что мужики только и ждут, чтобы «поматросить и бросить», а бабы только и стремятся, что «подмять под себя», счастью в личной жизни не способствуют. Но появилась способность «выяснять отношения», слышать друг друга, договариваться. Разводы стали чаще, поскольку перестали восприниматься как катастрофа и крушение всей жизни, но они обычно менее кровавые, все чаще разведенные супруги могут потом вполне конструктивно общаться и вместе заниматься детьми.

Часто первый ребенок появлялся в быстротечном «осеменительском» браке, воспроизводилась родительская модель. Потом ребенок отдавался полностью или частично бабушке в виде «откупа», а мама получала шанс таки отделиться и начать жить своей жизнью. Кроме идеи утешить бабушку, здесь еще играет роль многократно слышанное в детстве «я на тебя жизнь положила». То есть люди выросли с установкой, что растить ребенка, даже одного – это нечто нереально сложное и героическое. Часто приходится слышать воспоминания, как тяжело было с первенцем. Даже у тех, кто родил уже в эпоху памперсов, питания в баночках, стиральных машин-автоматов и прочих прибамбасов. Не говоря уже о центральном отоплении, горячей воде и прочих благах цивилизации. «Я первое лето провела с ребенком на даче, муж приезжал только на выходные. Как же было тяжело! Я просто плакала от усталости» Дача с удобствами, ни кур, ни коровы, ни огорода, ребенок вполне здоровый, муж на машине привозит продукты и памперсы. Но как же тяжело!

А как же не тяжело, если известны заранее условия задачи: «жизнь положить, ночей не спать, здоровье угробить». Тут уж хочешь – не хочешь… Эта установка заставляет ребенка бояться и избегать. В результате мама, даже сидя с ребенком, почти с ним не общается и он откровенно тоскует. Нанимаются няни, они меняются, когда ребенок начинает к ним привязываться – ревность! – и вот уже мы получаем новый круг – депривированого, недолюбленного ребенка, чем-то очень похожего на того, военного, только войны никакой нет. Призовой забег. Посмотрите на детей в каком-нибудь дорогом пансионе полного содержания. Тики, энурез, вспышки агрессии, истерики, манипуляции. Детдом, только с английским и теннисом. А у кого нет денег на пансион, тех на детской площадке в спальном районе можно увидеть. «Куда полез, идиот, сейчас получишь, я потом стирать должна, да?» Ну, и так далее, «сил моих на тебя нет, глаза б мои тебя не видели», с неподдельной ненавистью в голосе. Почему ненависть? Так он же палач! Он же пришел, чтобы забрать жизнь, здоровье, молодость, так сама мама сказала!

Другой вариант сценария разворачивает, когда берет верх еще одна коварная установка гиперответственных: все должно быть ПРАВИЛЬНО! Наилучшим образом! И это – отдельная песня. Рано освоившие родительскую роль «дяди Федоры» часто бывают помешаны на сознательном родительстве. Господи, если они осилили в свое время родительскую роль по отношению к собственным папе с мамой, неужели своих детей не смогут воспитать по высшему разряду? Сбалансированное питание, гимнастика для грудничков, развивающие занятия с года, английский с трех. Литература для родителей, читаем, думаем, пробуем. Быть последовательными, находить общий язык, не выходить из себя, все объяснять, ЗАНИМАТЬСЯ РЕБЕНКОМ.

И вечная тревога, привычная с детства – а вдруг что не так? А вдруг что-то не учли? а если можно было и лучше? И почему мне не хватает терпения? И что ж я за мать (отец)?

В общем, если поколение детей войны жило в уверенности, что они – прекрасные родители, каких поискать, и у их детей счастливое детство, то поколение гиперответственных почти поголовно поражено «родительским неврозом». Они (мы) уверены, что они чего-то не учли, не доделали, мало «занимались ребенком (еще и работать посмели, и карьеру строить, матери-ехидны), они (мы) тотально не уверенны в себе как в родителях, всегда недовольны школой, врачами, обществом, всегда хотят для своих детей больше и лучше.

Несколько дней назад мне звонила знакомая – из Канады! – с тревожным вопросом: дочка в 4 года не читает, что делать? Эти тревожные глаза мам при встрече с учительницей – у моего не получаются столбики! «А-а-а, мы все умрем!», как любит говорить мой сын, представитель следующего, пофигистичного, поколения. И он еще не самый яркий, так как его спасла непроходимая лень родителей и то, что мне попалась в свое время книжка Никитиных, где говорилось прямым текстом: мамашки, не парьтесь, делайте как вам приятно и удобно и все с дитем будет хорошо. Там еще много всякого говорилось, что надо в специальные кубики играть и всяко развивать, но это я благополучно пропустила Оно само развилось до вполне приличных масштабов.

К сожалению, у многих с ленью оказалось слабовато. И родительствовали они со страшной силой и по полной программе. Результат невеселый, сейчас вал обращений с текстом «Он ничего не хочет. Лежит на диване, не работает и не учится. Сидит, уставившись в компьютер. Ни за что не желает отвечать. На все попытки поговорить огрызается.». А чего ему хотеть, если за него уже все отхотели? За что ему отвечать, если рядом родители, которых хлебом не корми – дай поотвечать за кого-нибудь? Хорошо, если просто лежит на диване, а не наркотики принимает. Не покормить недельку, так, может, встанет. Если уже принимает – все хуже.

Но это поколение еще только входит в жизнь, не будем пока на него ярлыки вешать. Жизнь покажет.

Чем дальше, чем больше размываются «берега», множатся, дробятся, причудливо преломляются последствия пережитого. Думаю, к четвертому поколению уже гораздо важнее конкретный семейный контекст, чем глобальная прошлая травма. Но нельзя не видеть, что много из сегодняшнего дня все же растет из прошлого.

источник

_________________
Нет ничего такого, чего нельзя было бы изменить.


05 мар 2013, 17:07
Профиль
Старожил
Старожил
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 08 ноя 2009, 16:45
Сообщений: 1347
Откуда: Дальний Восток.
Сообщение Re: Психологические травмы детства
Учимся снимать с шеи медаль "жертва-важность".

После беседы с одной девушкой (как раз в резонанс с вышеуказанным материалом) я долго размышляла над темой травм и решила написать эту статью. Спасибо тебе, Бессмертная Душа :angel:

Беседа была долгой, с каждой новой фразой уходящей в глубину прошлого. В жизни этого человека достаточно боли и обид, испытаний на прочность и перипетий судьбы. Благо, что она "в теме" и мне не нужно проводить экскурс "по крайону" :)
И вот спустя два часа я стала чётко понимать алгоритм беседы: всё понимает, разделяет взгляды, приводит примеры из жизни, где она была стойкой и сильной, где кардинально проходила трансформации....а затем снова боль и обиды. И эта "кривая" не давала сбоев. Человек соглашается с тем, что всё - это её выбор, её сценарий. Что настоящее и будущее - её рук дела, что нужно уже давным давно расстаться с чемоданом прошлого, ан нет....не выходит "как на санках, потому что шершавый"...

Давайте вместе разбираться)
Как мы вешаем на шею медаль "За жертву и важность"? А очень даже просто. Собираем всё своё чувство несправедливости, умножаем на два и жертва готова. Как распознать в себе Жертву? Всё по тому же чувству несправедливости происходящего и....чёткому убеждению, что события в вашей жизни "случаются". Вот так берут без спроса и случаются, а вы вынуждены как-то с этим справляться. :diablo:
Но самое интересное дальше. Не бывает Жертвы без Важности. У вас тоже возник этот вопрос: какая же здесь может быть важность, если человеку выпало столько испытать? Самая важная Важность! Ведь когда человек живёт мышлением Жертвы, то его боль, его судьба воспринимается им самой-самой болючей болью! Самой-самой несправедливой жизнью! Что все его испытания самые-самые сложные и невыносимые и что этому человеку больше всех досталось!
Вот и получается: с одной стороны человека терзает Жертва "за что мне всё это?", а с другой - "почему я самая несчастная?" (ключевые слова за что и самая).

Это по поводу того, откуда на шее появляется медаль "жертва-важность". :dual: Поверьте, примерить её и пожить с ней никто не избежал. Вопрос в другом - как долго мы согласны оттягивать себе шею под её грузом?
Сколько мы встречаем таких людей, которые всегда! говорят о своих проблемах? Много. Есть люди, которые только о том и говорят, что о своих болезнях, трудностях, жертвах ради чего-то/кого-то, обманутых надеждах...Я помню себя в юности, когда решилась на уход из дома. Мне казалось, что я - самое несчастное существо на свете. А чувство несправедливости захлёстывало меня так, что спать не могла. И если кто-то попадался мне, кто мог выслушать - я только об этом и говорила, даже порой не осознавая...Слава богу, это было в прошлой жизни)))
Вернёмся к нашим баранам. Вы замечали, с каким смакованием люди говорят о своих проблемах, болезнях? Какое чувство значимости (=важности) появляется в глазах? Весь этот махровый жертвенник является фундаментом их жизни. Все эти проблемы, обиды, болезни - очень и очень значимая часть их личности! Они практически состоят из псевдосправедливости.
Нужно осознать одну простую истину: справедливости и благодарности ждёт ЭГО!

Когда я уловила этот "душевный мазохизм" в беседе с моей девушкой, я расслабилась, а то уже стала и я чувствовать себя виноватой в том, что мне "досталось меньше". На мою фразу "счастье - это состояние Души", а не соц.набор, она пошла в контрнаступлене и высказала, что хорошо быть счастливой, когда у меня есть всё - молодость, красота, муж, дети, любовь.....а у неё ничего нет (сплошные недостающие звенья) и любой из перечисленных пунктов - ей уже за счастье! Я сказала, что я себя тоже "сделала", продираясь к счастью без родителей и здоровья, умирая на каждом шагу....И тут Остапа (девушку) понесло. Ха! - сказала она мне. Что это за "испытания", расти без поддержки и родителей, имея какие-то там хронические (кармические ) болезни? Вот у неё испытания, так испытания!

Ну всё...Стоп! Мы будем меряться, у кого медаль "за жертву и важность" тяжелее или будем строить конструктивный диалог? Сказав ей, что в таком ключе я не хочу дальше продолжать разговор и она остыла. Когда я поняла, что Жертву надо выдирать с корнем, и процесс этот весьма ощутимый, я пошла в лобовую и начала монолог.

Для тех, кто не носит медаль "жертва-важность", потому что она уже носит вас!
Представьте на мгновение:
Вы встаёте утром и вас ставят в известность, что нет у вас больше прошлого. К примеру, прилетел ангел и говорит, что всё, что было до сегодняшнего дня - не имеет больше никакого значения для настоящего и будущего. Он держит в руках ваше "личное дело", а вы ему говорите - как же так? Я же в 1993-ем....А в 2001-ом....А год назад такооое было!....А ангел листает ваши страницы "жизни" и говорит, что всё чисто, ничего нет...А самое главное - он говорит для вас страшную фразу - "это всё больше не имеет никакого значения".
Вы понимаете? Никакого значения! Вес любому событию придаём мы сами. Теперь, после того, как вы поняли, что фундамент ваших представлений о себе, основную составляющую ваших разговоров просто сделали несуществующим, (даже не так - обесценили!), кем вы себя ощущаете? Чем наполните свою жизнь? О чём будете говорить близким, друзьям? На чём будет строится ваша жизнь? Что вы теперь представляете из себя как личность, когда из вашей жизни ушла приличная часть вас самих? Что осталось вам? Что теперь смысл? Что, кроме смакования и разговоров о судьбе-судьбинушке, осталось от вас? Что вы теперь?


Я закончила монолог....Приготовилась. Тишина......Ответ был всего в одно слово. Но из трёх часов беседы оно было самым главным! Я его ждала. Приготовьтесь.

"ПУСТОТА".


Без комментариев.

_________________
- Ты счастлива?
- А что делать!?


06 мар 2013, 06:05
Профиль WWW
Новичок
Новичок

Зарегистрирован: 11 дек 2011, 10:57
Сообщений: 29
Сообщение Re: Психологические травмы детства
Доброго дня. интересная тема.
я как раз разбираюсь, обнаружила следующее-у человека записываеться на телесном уровне все что с ним происходит.
просто отменить - обесценить- значит убрать с осознаваемого уровня на уровень безсознательных телесных реакций, что и есть в результате- психосоматика.
кстати термин обесценивание в психотерапии - является обозначением прерывания осознавания,т. е . видом самообмана , что то вроде этого.
"Девалидизация или обесценивание - когда человек обесценивает или отчуждает результат своей деятельности, игнорируя сами события "
ну например , можно игнорировать травму прошлую, чем с успехом многие занимаються, но исцеления это не несет.

Мне очень интересно понять как эффективно можно исцелить травмирующие "записи" в теле, очень много осознаю таких , получаеться на новом витке возвращение к травмам, после того как они ,казалось, уже отработаны.
Заметила, что техники манифестации всегда дают результат с учетом вытесненных с осознавемого уровня конфликтов или травм.
так что , думаю прошлое нельзя обесценивать, его следует исцелять, если прошлое наполнено травмами.


14 апр 2013, 17:18
Профиль
Новичок
Новичок

Зарегистрирован: 11 дек 2011, 10:57
Сообщений: 29
Сообщение Re: Психологические травмы детства
Добрый день!
Айлар, как ты видишь способы освобождения от вытесненных эмоций?
например , застарелый гнев , в ситуации длительного насилия или невозможности как-то отстоять границы в прошлом и т. п.
Я прочитала интересную статью - вот прилагаю ниже.
Хотелось бы узнать , есть ли техники для самостоятельной проаботки.или обязательно работать с психологом илидругим консультантом?

БИОЛОГИЧЕСКОЕ декодирование (общие принципы). Кристиан Флеш.

ВСТУПЛЕНИЕ

«Биологическое Декодирование болезней» - это новый терапевтический подход, результат дальнейшего развития идей немецкого врача, доктора Хамера, который в 80 годы прошлого столетия сделал ряд наблюдений относительно природы и смысла болезней. Он назвал свой подход «Новая Медицина». Биологическое Декодирование, развиваясь в последние годы, имело целью проверить на опыте и практике формулировки этого врача. Какие-то находки были оставлены нетронутыми, что-то смягчено, а главное, при любой возможности, проверялись принципы, лежащие в основе новаторских открытий доктора Хамера. Надо добавить, что целый ряд современных теоретических и терапевтических направлений являются прямым продолжением его работ, открытий и интуитивных прозрений.

Новая парадигма.

Доктор Хамер предложил новую парадигму происхождения болезней. До сих пор, говоря «болезнь», мы имели ввиду «проблема». Биологическое декодирование приглашает нас посмотреть на это с другой стороны и увидеть в «болезни» уже не «проблему», а «решение», адаптационный ответ. Если вернуться к заимствованной у Ж. Саломэ метафоре, то вспомним, что открытие электричества никак не было связано с усовершенствованием свечи, усложнением ее состава, изучением воска и парафина... Биологическое Декодирование болезней также не является продуктом развития психологии, психоанализа, психосоматики. Оно есть результат смены базовой парадигмы болезни на новую, опирающуюся не на психологию, но на физиологию человеческого тела и на функционирование его органов.

Наш последующий рассказ будет базироваться на этом положении, на его теоретическом и экспериментальном обосновании.

Теоретический и практический подход, разработанной мной в 1992 году, я назвал «Биологическое Декодирование болезней», желая этим отделить себя от фигуры доктора Хамера, позиции которого я расценивал как очень стимулирующие, но все же иногда чрезмерные.



«Декодирование»

Я говорю о «декодировании», так как болезнь в данном подходе рассматривается как некий код, матрица, запись определенной истории. Она проявляется симптомом, через кодирование себя в печени, кости, глазу... Весь окружающий нас мир закодирован, и большую часть времени мы, сами того не замечая, занимаемся его расшифровкой. Это справедливо относительно телевизионного пульта, телефонной клавиатуры и любой схематично представленной информации, для понятия которой мы постоянно используем математические, аналитические, метеорологические, лингвистические, психологические методы соответствия. Мы декодируем информацию, и наша биология делает тоже самое, без нашего ведома.



«Болезней»

Здесь идет речь о декодировании болезней, так как данный подход интересуется тем, что относится к болезни как физической, так и генетической, органической, функциональной или поведенческой природы.



«Биологическое»

Декодирование болезней относиться к разряду биологического. Речь идет о декодировании не по типу лаканианского анализа, которое опирается на структуру языка (примером чего является игра слов). Это не сакральное декодирование, которое ищет связь между больным органом и текстом священного писания одной из духовных традиций, например, Библии, Талмуда или Корана. Речь также идет не о декодировании символов, принадлежащих разнообразным мифам и культурам...

Речь идет о декодировании, основанном на БИОЛОГИИ и, в первую очередь, на знании функции органа, которая направлена на поддержание жизнедеятельности организма и обеспечение его адаптационных потребностей. Первый вопрос, при наличии больного органа направлен на то, чтобы определить его биологическую функцию. Если мы хотим понять смысл кожного заболевания, мы, просто напросто, задаем себе вопрос о функциях дермы. В случае поражения печени, нас будет интересовать ее биологическая функция, именно с точки зрения биологической реальности. Возвращаясь к вышеописанным примерам, дерма нас защищает от внешнего мира; функцией печени, помимо прочих, является депонирование необходимого организму гликогена. Если на меня нападают, моя дерма утолщается; если пищи не хватает, моя печень увеличивается, накапливая резервы.

ГЛАВА 1

ОСНОВНОЙ ПРИНЦИП

Звонит телефон. Неожиданный звонок может быть некстати. У нас есть несколько возможностей устранить дискомфорт: отключить телефон, перерезать телефонный провод, разбить телефонную трубку или же, как вариант, уйти в другую комнату.

Однако, звонок, нас так раздражающий, не звонит сам по себе. Никто никогда не слышал о телефонах, звонящих по собственной инициативе. Кто-то где-то ищет контакта с нами. Кто-то о нас думает, кому-то нужна наша помощь, кто-то что-то хочет нам сказать, передать информацию. Звонок лишь проявление, выражение другой реальности, которую в данный момент мы не знаем.

Любой симптом, любая болезнь сопоставимы телефонному звонку. Орган, тело не звонит само по себе. Симптом не появляется по собственной инициативе, его нужно рассматривать как реакцию на некий процесс.

Кто-то звонит нам. Выбор за нами: снять трубку или разбить телефонный аппарат... Точно также можно разрушать свое тело, перерезать нервы, ампутировать органы или удалять полушарие мозга, принимать лекарства, делать хирургическую пластику органов... А можно решиться поднять телефон, что будет значить войти в контакт с бессознательным, проявляющим себя, ищущим общения с нами через данный симптом. Именно такой подход, такое раскрытие, такой тип слушания предлагает нам Биологическое Декодирование болезней.

Основная идея Биологического Декодирования болезней заключается в том, что любой симптом является, во-первых, посланием, информацией, а во-вторых решением.

Последнее высказывание, которое я поясню несколькими примерами, предполагает, что изменение на физическом плане (внутреннее изменение) является реакцией на изменения ситуации (внешнее изменение).

Когда пища попадает в желудок, он начинает секретировать соляную кислоту. Это одно из решений организма, его привычное решение, обеспечивающее пищеварение. Это решение не является проблемой. Если мы съели йогурт, желудок секретирует меньше кислоты. Если мы съели рагу, то будет принято решение о дополнительном синтезе кислоты. Если в желудок попали рыбные кости, мы увеличиваем объем слизистой, возможно даже сформируем желудочный полип, чтобы продуцировать больше кислоты, способствующей перевариванию кости. И даже рвота после съеденных несвежих устриц, не является проблемой, а решением организма, направленном на защиту жизни. После рвоты мы себя чувствуем уставшими, мы покрываемся испариной, нам нужен отдых. Все это тоже является частью решения.

Если в ответ на активное солнце мы покрываемся загаром, это не проблема – это решение. Наша кожа загорает , чтобы не сгореть. Если мы остаемся глухи к нашему телу, его биологическим реакциям и продолжаем находиться на солнце слишком долго, то, безусловно, мы можем сгореть. Каждое заболевание, каждый симптом является откликом на то, что я называю позитивным замыслом, который нам нужно учиться распознавать. Симптом - это адаптационное решение к внешнему событию.



ГЛАВА 2

НОВОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ БОЛЕЗНИ

А. Реакция жизненной адаптации.

Все является реакцией жизненной адаптации. Симптом – это реакция на действие, которое зачастую забыто. Какая-то часть нашего тела, просто напросто, адаптируется к изменениям. Если случается солнечный удар, мы наблюдаем реакцию организма. Если рвота – мы снова видим реакцию. Это верно для всех симптомов.

Я поясню этот первый принцип на примере. Когда формируется «плюс- ткань» в легком (например, опухоль), необходимо задать себе вопрос, в чем смысл данного симптома, или другими словами, учитывая принцип «позитивного намерения», выяснить какую пользу данному человеку дает дополнительный объем легочной ткани. Нас будет интересовать биологическая функция органа. Для легкого, это, конечно же, функция получения кислорода и обеспечение газообмена. Если человек находиться в обедненной кислородом среде, избыточная легочная масса позволит получить ему необходимую дозу кислорода. Поэтому, в своей основе, разрастание легочной ткани является положительным актом.

Если данный человек будет находиться на большой высоте, где воздух беден кислородом, его организм начнет синтезировать красные кровяные тельца. Это еще одно решение хорошей адаптации, которое поможет ему жить и выжить.

Данный принцип верен для всех симптомов, будь это случай узелкового перерождения ткани печени, позволяющего накопить больше гликогена, при наличии пищевой депривации (или только лишь страха нехватки еды), или же паралич ног, в ситуации, когда мы чувствуем, что вынуждены бежать в двух противоположных направлениях и не имеем физической возможности это делать. Такой паралич, указывающий на двойное принуждение, сковывающее нас, помогает нам освободиться от стресса.

Б. Избавление от стресса.

Симптом, в действительности, является реакцией организма, направленной на избавление от стресса. В последнем примере, стресс возникал при необходимости бежать в противоположных направлениях. Если мы парализованы, то неясность положения пропадает, уходит необходимость поиска невозможного решения, исчезает источник неуправляемого стресса. Если нас оскорбили, после чего понизился слух, то симптом позволяет нам прервать контакт с источником стресса, воздействующим на нас через слух. Если нам когда-то не хватало пищи, то сформированный узелок в печени позволит навсегда избавится от страха голода. Болезнь, симптом, таким образом, является биологическим приемом, направленным на то, чтобы отдалить нас от стресса, а точнее, облегчить наше осознанное и непрерывное взаимодействие с определенным типом стресса.

Решение, которое принимает тело в качестве адаптации, заключается в том, чтобы укрыться как можно глубже в бессознательное от проблемы, которую не удалось урегулировать, обойти или решить. На биологическом, бессознательном, уровне орган берет на себя кодирование и решение проблемы. Общий стресс превращается в стресс локальный, который больше не осознается.

Жак Саломэ описывает случай, показательный в этом отношении. Во время консультации он задает вопрос женщине:

- У вас были выкидыши?

- Нет.

- Сколько раз?

- Три.

Осознанно она не абортировала. Значит все в порядке...

Клинический пример:

Ко мне на консультацию приходит мужчина по поводу рака легких. Я задаю вопрос, были ли у него сильные переживания страха смерти, потому что легкие, это орган связанный именно с таким переживанием. Включая бессознательно свои защиты, он мне отвечает несколько раздраженно: «Нет. Ничего такого.» Я предлагаю ему сохранять спокойствие и назначаю встречу через месяц. Во время второй консультации он мне рассказывает: «Мне кое-что пришло на память. Я сразу это не увидел. Страх смерти , в общем-то, мне кое что напоминает... Это было до того, как возникли проблемы со здоровьем. Да, может быть это... Но я совершенно об этом забыл...» Он рассказывает об автомобильной аварии, пережитой в детстве. Семья едет на отдых, все счастливые, торопятся поскорее добраться. Отец ведет машину быстро, очень быстро. Далеко за городом навстречу им выскакивает машина, происходит лобовое столкновение. Мальчик сидит сзади. Его сильно встряхнуло, но ему удается выбраться из машины. Отец, мать и сестра без сознания. Всюду кровь. Он направляется ко второй машине за помощью, но все ее пассажиры мертвы. Он хочет получить помощь в каком-нибудь доме, но кругом никого нет. И, в поисках помощи, ему придется пройти бесконечные километры, оставив своих родителей истекать кровью. Он уходит, не зная, найдет ли их живыми...

Я описываю только контекст, но можно представить всю силу переживаний этого ребенка, встретившегося со смертью. И, несмотря на масштаб события, он мне говорит самым естественным образом: «Я действительно испугался, что они умерли. Но я об этом забыл». Таким образом событие было отодвинуто. Будучи невыносимым, оно было подавлено в бессознательное , а затем биологически закодировано тканью легких. Часть тела, мозга, бессознательного берет на себя проблему, с тем чтобы уберечь остальной организм и позволить человеку продолжить жить и функционировать.

С. Симптом – это избыток или недостаток физиологической нормы.

Симптом – это не что иное, как физиологическая норма в избытке или недостатке. Не существует болезни, которая бы создавала новый или неизвестный орган. Когда у человека рак кости, то имеется избыток кости. Когда кто-то жалуется на шум в ушах, он слышит звук, дополнительный звук. Или, наоборот, симптом проявляется через недостаток: человек страдает пониженным слухом, становится близоруким или теряет кальций.

Болезнь – это избыточная реакция, запущенная с целью выживания. Это реакция проявляется всегда в определенном контексте, в ответ на ситуацию или условия, соответствующие особым характеристикам, которые мы разберем дальше. Это решение, дающее телу дополнительные возможности для адаптации и выживания.

Принцип адаптации можно констатировать , проследив за эволюцией живого от поколения к поколению в ходе тысячелетий. Исследуя историю человека, мы находим, что в определенные временные периоды, на полярных территориях, он был гораздо больше покрыт волосами и имел намного более крепкие зубы... Постепенно волосяной покров исчез, пальцы на ногах сделались короче, зубной аппарат эволюционировал так, что зубы мудрости, в некоторых случаях, почти совсем исчезли. Тело приспособилось к окружению, к внешним условиям. Никому не приходит в голову рассматривать эволюционные изменения как проблему, как болезнь. Напротив, это чудесные возможности адаптации. Можно констатировать эволюционные процессы по всюду в животном и растительном мире. Они сопутствуют изменениям окружающей среды (температура, хищники, внешние условия) и являются результатом адаптации. Вспомним предложение Дарвина , согласно которому, одним из основных законов естественного отбора видов является адаптация: виды, неспособные адаптироваться к изменениям окружающей среды, исчезают.

Можно также отметить мимоходом работы Селье, в котором я вижу одного из предвестников Биологического Декодирования. Селье, один из первых, начал говорить о стрессе, как о факторе положительном и необходимом для адаптации и выживания.



ГЛАВА 3

ПРИЧИНЫ БОЛЕЗНЕЙ

А. Биологизирующий шок.

Любой симптом, любая болезнь начинаются в очень точный, конкретный момент, момент шока. Речь идет об ощутимой драме, которую можно проследить до часа, до секунды. Я предлагаю обозначить это событие как «био-шок» или «биологизирующий шок».

Понятие мгновенности фундаментально. Несмотря на то, что это очевидно для многих терапевтов, мне известно мало специалистов, кто в своей практике действительно настойчиво ищет точный момент возникновения заболевания. Множество увлекательных подходов, например, поднимают проблему трудных отношений с «поглощающей» матерью, или травмирующие последствия траура, тяжелого развода, но, как правило, они не ищут, КАКОЕ именно мгновение текущего события было пережито тяжело. Таким моментом мог быть миг, когда человек оказался лицом к лицу со своим супругом перед судьей, или оскорбительный звонок от родственников супруга, или вечер, когда человек первый раз за много лет оказался один в супружеской постели... Поиск точного мгновения, ключевого момента входа в болезнь, иногда может занять много времени. На мой взгляд, это неустранимый этап терапии, и я призываю терапевтов данного направления не бояться тратить на это необходимое время.

Понятие мгновенности принципиально, и я настаиваю на этом, так как речь идет о мгновении, запускающем как болезнь, так и выздоровление. Все шло хорошо до 13.21..., но в 13.22 происходит что-то, случается неожиданное событие, и с этого момента жизнь уже не та. Эти изменения будут иметь последствия на эмоциональном плане, физиологическом, органном, психологическом. В основе любой болезни мы находим такой переходный момент- миг, в который все опрокидывается.

Клинический пример: Данный принцип я проиллюстрирую случаем из практики. Ко мне на консультацию пришла женщина по поводу злокачественной опухоли яичника, которая появилась у нее после женитьбы сына. Мы нашли момент, точное событие, которое легло в основу «биологизирующего» шока, драму, которая погребла ее, превратив в надгробное изваяние, подобное распростертым в вечности каменным трупам церковных плит. Эта женщина пережила шок на следующий день после свадьбы своего единственного сына, в тот момент, когда проходила мимо открытой двери в его бывшую комнату, полную невыносимой для нее пустой тишины. Двадцать два года она жаловалась на шум и беспорядок, и вот, отныне, здесь не было ничего, кроме тишины, как если бы сын умер для нее. Как если бы она, как мать, была мертва, больше не существовала. Важно было найти именно этот момент, так как в биологической логике, опухоль яичника связана напрямую с конфликтом на тему материнства и потомства. тот случай , в силу схожести определенных аспектов, напоминает другого пациента, подростка, страдающего опущением правого века. Биологизирующий шок произошел в ночь, следующую после смерти его матери. Ночью, поднявшись в туалет, он проходил мимо комнаты матери, которая находилась от него по правую руку. Тело лежало на кровати. Ему было невыносимо видеть прах, тело матери, которое он желал видеть, но на которое не мог смотреть. И каждый раз, проходя мимо этой двери, он активизировал травму. Биологическим решением для этого подростка, отдаляющим его от источника стресса, стало прикрытие правого глаза, позволяющее не видеть. И с первых минут терапии, с момента, когда пациент позволил себе вспомнить то мгновение и сопутствующие эмоции, опущенное веко начало исцеляться. Через неделю он совершенно освободился от симптома.

Б. Признаки био-шока.

Био-шок имеет ряд признаков. Не любой шок, не любые драматические события, с которыми мы сталкиваемся, подлежат определению биологизирующего шока. Совершенно очевидно, что каждый из нас ежедневно сталкивается с разнообразием конфликтных ситуаций, и в ходе жизни соприкасается с множеством событий, определенно травмирующего характера, что далеко не всегда порождает заболевание. И, наоборот, кажущееся благополучными, люди «без проблем», подвержены различным болезням и симптомам. Био-шок проходит всегда незамеченным. Он связан с переживанием человека, а не с событием как таковом. Иногда безобидное событие пробуждает прошлое страдание или программирующий конфликт. Что определяет эту разницу? Каковы характеристика шока, способного увести в болезнь?

Изоляция

Био-шок является последствием события, прожитого в изоляции. Человек не сумел или не имел возможности поговорить о пережитых чувствах. Он мог рассказать о событии, о своих действиях, о своих взглядах, но не смог высказать свои глубинные эмоции. А если смог, то возможно не почувствовал себя принятым, понятым , не ощутил освобождения. Он мог чувствовать что его осуждают, отвергают, и эмоциональное переживание, обесцениваясь в его собственных глазах, теряло возможность быть выраженным, проявленным вовне.

Неожиданность

Шок нельзя предвидеть. Он для нас всегда неожиданность, застающая врасплох. Это то, к чему мы не приготовились. Пример. Родитель умирает после долгой болезни. Трагическое событие, к которому мы готовы, скорбь глубока, но она выносима. Напротив, шок возникает совершенно неожиданно, в момент раздела имущества, когда проявляется никем не подозреваемая жадность одного из членов семьи.

Отсутсвие решения (безвыходность)

Шок возникает тогда, когда нет возможности принять долговременное, удовлетворительное, осознанное, волевое решение. Для человека, в момент шока, нет доступа ни к рассудку, ни к аналитическому аппарату, ни к личностным или семейным ресурсам. В момент шока нет возможности решить проблему вербально. Человек находиться в тупике.

Затронут уровень глубинных ценностей

Шок связан с индивидуальной системой ценностей. Человека поражает именно смысл, который он придает трагедии. Увольнение может стать источником биологизирующего шока, для человека, который превыше всего оценивает свою работу. Для одного человека самым важным будет внимательно выслушивать других, если он чувствует, что не был услышан, для другого самым ценным будут человеческие отношения, если он чувствует себя покинутым и т.д. Человек идентифицирует себя с каким-то элементом драмы. И это то, что требуется найти в ходе терапии.

В. Понятие «био-мишени»

На учебных семинарах, я предлагаю с методической целью представить человека, и любое живое существо, в виде мишени, состоящей из концентрических кругов. В своем подходе я назвал ее «био-мишень».

- В модели био-мишени самый внешний круг соответствует внешнему окружению. Это та область, с которой мы входим в отношения и откуда мы получаем опыт. Окружающая среда оказывает влияние на нас, и мы оказываем влияние на окружающую среду.

- Второй круг соответствует пространству наших действий; оно находиться между нами и внешним миром. Это все то, что мы делаем, наше поведение.

- В третий круг попадают наши мысли, суждения и верования; они находятся внутри нас(несмотря на то, что частично детерминированы окружением и связаны с нашими действиями).

- Все эти три элемента, в момент био-шока, и во время терапии, не имеют решающего значения. Надо двигаться дальше, внутрь, в сферу эмоций, в область эмоционального переживания. Именно оно составляет центр био-мишени. В действительности, шок, возникающий из внешней среды, пронизывает все слои и достигает самой сердцевины мишени. Событие приобретает особую, специфическую, эмоциональную окраску, которая является волшебным решетом, отделяющим вход на биологический уровень.

В терапевтической работе важно в ходе беседы уметь понять о чем именно говорит человек, где именно он находится. Единственное, что подвергается биологизации – это центр мишени, т.е. эмоциональное переживание.



Клинический пример: Для иллюстрации этого очень важного для диагностики и лечения принципа, я подробнее разберу описанный выше случай женщины, которая обратилась ко мне по поводу опухоли яичника. Раковое разрастание клеток яичника наводит меня на след переживания, связанного с глубокой потерей. Я начинаю с того, что спрашиваю, какое важное событие прожила пациентка перед появлением симптома. Она отвечает, что таким событием была свадьба сына. О чем она говорит, когда мне это рассказывает? Какую информацию, с какого уровня, мы имеем на этом этапе консультации? В модели биологической мишени это уровень события, изложенного достаточно поверхностно. На этой стадии нужно продолжать слушать. Я начинаю расспрашивать ее о глубоких переживаниях, связанных со свадьбой. Пациентка мне отвечает: «Что я действительно чувствовала так это то, что приглашенных 250 человек. Я даже пригласила повара. Ведь вы же понимаете, что это огромное количество народа. Приглашенных было много как с одной, так и с другой стороны. Конечно же, моя бабушка не смогла приехать, так как очень устает...».О чем она мне говорит? О внешних событиях, о контексте. Мы все еще находимся на периферии, и я ничего не знаю о ее чувствах. Я лишь могу выдвинуть гипотезу, что описывать внешние обстоятельства, должно быть, является для нее способом защититься от особенно болезненного переживания. На этот момент консультации у меня все еще нет никакой важной информации относительно момента запуска болезни у этой пациентки. Я настаиваю на этом месте: для меня очень важно знать... что я не знаю ничего существенного!... Иначе мы рискуем начать, так сказать, лить воду, т.е. формулировать гипотезы, по типу проекций, отражающие в большей степени наши собственные переживания в подобной ситуации, нежели переживания пациентки.Пациентка продолжает: «Поскольку было столько народу, именно я встречала гостей. Я приглашала повара. Я делала все, что бы все прошло хорошо.» С какого уровня эта информация? Пациентка больше не рассказывает о других. Она говорит о том, что она делала. Она включает себя. Мы двигаемся ближе к центру мишени, но я до сих пор не знаю, что она чувствовала. И повторюсь здесь еще раз, биологизируется только переживание. Я спрашиваю ее: « Ваш сын женился, а что происходило с другими? Какие ваши чувства по поводу этой свадьбы?» Она отвечает: « Я чувствовала, что он нашел действительно милую девушку. Он сделал хороший выбор. Они друг другу отлично подходят.» Какую информацию мы имеем? Пациентка до сих пор не ответила, но мы находимся уже не уроне ее мыслей, мнений и ценностей . Мы приближаемся к центру мишени, что важно, но все-таки это еще не то, что биологизировалось, не то, что отпечаталось внутри, закодировалось в больном органе. И тогда я прошу ее более подробно описать каждый этап свадьбы. Был ли какой-то момент более волнительный, чем другие? Пациентка наконец-то находит ответ, к концу полутора часовой консультации...

Она говорит:

- «На утро после свадьбы я проходила по коридору мимо комнаты сына». Опять она сообщает о том, что делала.

- «Что вы почувствовали в этот момент?»

Она говорит фразу, которая очень часто звучит из уст пациентов: «Я не знаю. Не могу найти слова.» Именно по этой причине они и заболевают! Потому, что они не могут высказаться! И вот наконец мы у цели. Нам, терапевтам, необходимо поддержать, удержать пациента в этом месте, окружить теплом и нежностью. Момент, в котором они находятся, это сакральный акт творения (sacré- ça crée). Это созидающая точка, в которой происходит исцеление, осознание и рост.

-«Он как бы мертв. Он больше не придет.» Действительно он прожил у нее до самой свадьбы. До сих пор она запрещала себе взаимодействовать с чувством утраты, потому что знает, что он счастлив. Тем не менее, в глубине себя, она чувствует, что потеряла его. Его больше не будет дома. Это ее единственный сын. Ему 24 года. Он будто бы умер. Именно теперь она достигла своего глубинного переживания, центра мишени. И теперь она способна его донести до меня.



Г. Переживание

Мы выделяем 4 основных типа переживаний.

Архаические переживания, связанные с выживанием. Примером являются страх смерти, страх голода. Эти переживания соответствуют базовым, фундаментальным потребностям и представляют собой очень «животный» уровень.

Переживания, связанные с потребностью в защите, возникают в ситуациях, когда мы по отношению к себе чувствуем агрессию, чувствуем, что нас очернили, опорочили, задели. Мы ощущаем себя в опасности.

Переживания, с оттенком обесценивания, недооценки. Они встречаются у людей с пониженным чувством собственного достоинства, которые думают, что ничего из себя не представляют и ничего не стоят.

Переживания социальные, связанные с отношениями. Сюда мы относим понятия контакта, территории, сексуальности, расставания, фрустрации, злобы, бессилия.



Тип переживания в момент шока имеет принципиальное значение. Можно сказать, что это краеугольный камень на пути к болезни, и к выздоровлению. Это тот цвет, которым мы окрашиваем внешний мир и обстоятельства, с которыми соприкасаемся.

Одно и тоже событие будет проживаться по-разному, и будет иметь разный биологический и \ или психологический отзвук, в зависимости от пережитой эмоции и от смысла, придаваемого событию. Увольнение для одного будет ударом по самолюбию, для другого спровоцирует гнев или стыд, а у третьего породит страх лишиться жизненно необходимого и т.д.



Д. Две логики существуют в нас параллельно.

Самое важное в этом подходе – это биологическое переживание. Это переживание не интеллектуальной, не познавательной природы. Необходимо четко отличать логику ума, интеллекта, рационального мозга от логики тела, клеток, «нутра», эмоций.

Рациональная рассудочная логика никогда не породит симптом или болезнь. Это делает изолированная система эмоциональной логики. Мы можем понимать, что бессмысленно и нелепо беспокоиться за детей, находящихся в безопасности у бабушки, но эмоция присутствует, и тревога не поддается контролю. Все знают, что абсолютно глупо бояться паука на фотографии, но при этом некоторые испытывают полномасштабную фобию и не могут реагировать иначе.

Для иллюстрации того, что представляют из себя эти две логики - логика рационального интеллекта и логика эмоционального переживания- я разберу клинический случай мужчины, который хотел покончить собой из-за маленького роста, что носило характер бредового убеждения. Лечащий персонал, психиатры и санитары, другие пациенты и члены семьи, словом, все вокруг обращались к нему одним и тем же подходом, взывая к разуму, обращаясь к его здравому смыслу. Его убеждали, что он не так мал, и его рост не повод для самоубийства, приводили в пример знаменитого футболиста одного с ним роста и вспоминали маленьких мужчин, имевших большой успех у женщин... так как он был убежден, что из-за роста никогда не заинтересует ни одну женщину. Все вокруг обращались к его интеллекту силой аргументов...Это не вело ни к чему, так как его исступленная убежденность была недосягаема для рациональной логики, и он регулярно повторял суицидальные попытки. Но посмотрев иначе, можно видеть, что согласно логике своих эмоций, в своем внутреннем эмоциональном мире, он опирался на собственную правду и логику, отделенную от логики рациональной.

Болезни и симптомы всегда имеют дело с логикой , которую я называю клеточной, телесной, органической. Мы думаем либо головой, либо телом. Будучи разными, они могут находиться в глубоком конфликте. В этом случае, бессознательная логика берет верх.

Е. Истинное и воображаемое.

Наш мозг не делает различий между воображаемым и реальным событием.

Реальным я называю событие, идущее извне, ситуацию которую мы проживаем, видим, слышим, можем чувственно воспринять. Воображаемое событие, напротив, имеет когнитивную природу. Это то, о чем мы думаем, то, что представляем или вспоминаем.

Мозг не делает разницы между этими двумя типами событий. Независимо от того проживаем мы событие или воспроизводим его по памяти, тело секретирует одинаковый набор кислот, выделять пот, ускорять сердцебиение, а на эмоциональном уровне проявлять идентичную радость, грусть, гнев, стыд и т.д. Эмоции ничем не отличаются.

Это наблюдение имеет первостепенное значение с точки зрения запуска болезни. Когда случается внешнее событие, что происходит постоянно, оно окрашено, оттенено, деформировано в большей или меньшей степени, нашей субъективностью, нашим внутренним миром. Реальность мы постоянно воссоздаем. Внешнее событие, если рассматривать его в концепции био-мишени , пересекает круг мыслей, где оно идентифицируется, оценивается и ассоциируется с воспоминаниями.

Я вижу картину в первый раз. Всего лишь пятна краски. Я смотрю на имя художника и читаю Гоген, Пикассо или Миро. Тут же картина, оставаясь прежней, производит на меня совершенно новое эмоциональное воздействие: «А! Это Пикассо! Как сильно...».

Эту мысль проводит собеседник Маленького Принца в своем рассказе : «Маленьким мальчиком я жил в старом доме, где, по легенде, было спрятано сокровище. Конечно же, никто никогда не смог его найти, а возможно, что никто его даже и не искал. Но это придавало всему дому особое очарование. Мой дом, в глубине своего сердца, хранил секрет...»

Таким образом, мы взаимодействуем не с внешней объективной, количественно исчисляемой и воспроизводимой реальностью, а с идеей, с внутренним построением, с воссозданием внешнего мира внутренним ... Исключение составляют те, кого Будда и другие называли «бодрствующими». В этом случае, речь идет о состоянии осознания текущего момента, освобожденном от личностных интерпретационных фильтров... В ожидании достижения этого уровня сознания, человеческое существо развешивает ярлыки, интерпретирует, навязывает смысл и реагирует не на внешний мир, а на свою точку зрения. Ярлыки остаются воображаемыми, виртуальными, безосновательными и случайными. Они порождает эмоцию, приятную или неприятную, в зависимости от того какой смысл приписывается событию.

Эпиктет писал в своем «Руководстве»: «людям мешают не вещи, а их представления о вещах. Например, смерть не является злом. Наше представление о смерти как о зле, вот что является истинным злом. И тогда, если мы недовольны, беспокойны или грустны, то некого винить кроме себя, кроме собственных суждений».

Не зависимо от того, реальная ли природа события (внешняя) или воображаемая (внутренняя), эмоция будет реальной и вызовет реальный биологический ответ в виде опухоли, язвы, раздражения или чего-то еще.

Можно подшутить над приятелем, сказав, что видели его подругу под руку с таким-то. Тот, кому это будет сказано, возможно почувствует как ускоряется сердце, пена поднимается к губам, вздуваются жилы на шее и т.д. А через три минуты вы признаетесь ему, что выдумали все от начала до конца. Это хорошая демонстрация того, что само событие не является действующим фактором.

Ж. Эмоция связана с нашей биологической реальностью.

В Биологическом Декодировании мы изучаем архетипические функции кожи, надпочечников, печени, мочевого пузыря... Для каждого органа мы ищем соответствующий архетип. Для мочевого пузыря, например, речь идет о маркировании своей территории, как это делает собака, леопард и многие другие.

Когда на консультацию ко мне приходит женщина с проблемой цистита, я задаюсь вопросом, кто же посягает на ее территорию, вызывая в ней желание мочиться целый день. Кто это постоянно приходит на кухню и заглядывает в кастрюли, несмотря на то, что она этого не переносит? Может быть муж вторгается на ее территорию, когда она не хочет, чтобы он приходил. Это архетипическая реакция, проявленная в теле, на уровне биологии тела.

З. Резюме

В основе всех заболеваний лежит мгновенное событие которое трансформируется, в зависимости от приданного нами смысла, в эмоцию очень определенной окраски. Данная эмоциональная окраска точно определит тип конфликта, биологическое решение которого возьмет на себя орган человеческого тела, несущий соответствующую функцию в организме.

Например, у женщины трудные, вызывающие стресс, отношения с детьми. Она измотана ситуацией, не может контролировать отношения, она перестает себя уважать и считает плохой матерью. Эта эмоция связана с определенным органом. В этом примере, речь идет о левом плече, если человек правша.

1: Дополнительная информация в книге К. Флэш «Биологическое декодирование болезней», издательство Le Souffle D’Or.



ГЛАВА 4

ПОНЯТИЕ ФАЗ ЗАБОЛЕВАНИЯ

Оригинальность данного подхода проявляется в выделении двух периодов, двух биологических фаз: «фазы стресса» и «фазы восстановления».

Различают также 4 этапа психологического переживания.

А. Две биологические фазы.

Биологический шок сопровождается сильным стрессом, который помогает, как я уже подчеркивал, найти решение. Сам по себе стресс является наиболее адекватной реакцией для поиска выхода. Задачей первой фазы будет ликвидация стресса, отдаление его и реализация биологического ответа в отношении обнаруженной угрозы. Например, при недостатке кислорода реакцией биологической адаптации может стать дополнительное производство красных клеток крови.

Первой поведенческой реакцией будет перемещение в место более богатое кислородом, а в некоторых случаях, поиск кислородного баллона. Это внешнее решение на внешнюю ситуацию. Это то, что мы обычно делаем.

Если человек находит воздух с достаточным содержанием кислорода, организму нет необходимости поддерживать эритроцитоз. Тогда человек переходит во вторую фазу заболевания: репарационную фазу, фазу регенерации, реконвалесценции, другими словами, функция костного мозга нормализуется, и он производит меньше красных клеток. Обычно это проявляется периодом усталости, расслабления и иногда сопровождается воспалительными реакциями.

Если, несмотря на стресс первой фазы, человек не находит решения своей проблемы вовне, например у него нет возможности перебраться в другое место, его организм будет продолжать производить дополнительно эритроциты, но разум больше не будет сосредоточен на этом стрессе. Он, так сказать, «отключиться», разъединиться с источником стресса. Тогда и будет создан коридор в бессознательное, сохраняющийся от несколько секунд до нескольких дней. Шоковое событие перейдет в бессознательное, и человек больше не будет в постоянном полном осознанном контакте со стрессом. Продолжая находиться в первой биологической фазе, тело реализовывает принятое решение, и ему сопутствует эмоция, которая больше не осознается. Это и есть биологическое переживание.

В тот день, когда появляется реальное, воображаемое, эмоциональное или символическое адекватное решение, способное излечить первичный стресс, человек входит во вторую фазу. Тело начнет продуцировать кость, если была декальцинация, или удалять опухоль, если она была создана в фазу стресса. Оно излечит глухоту, если глухота была симптомом первой фазы.

Второй фазе присущ ряд физических симптомов: воспаление, боль, отек, лихорадка..., которыми проявляет себе регенерационный процесс в теле. Симптомы, как первой так и второй фазы, всегда соответствуют биологическому шоку и эмоциональному переживанию .

Если биологический шок эмоционально проживался в форме гнева, в первой фазе появиться изъязвление желчевыводящих протоков. Когда конфликт будет разрешен, желчные протоки начнут закрываться...вплоть до того, что возникает их закупорка с возможной желтухой.

Если конфликтным биологизирующим переживанием было болезненное чувство расставания, в первой фазе мы можем иметь холодный, ледяной эпидермис, а в фазе восстановления эпидермис станет воспаленным, отечным, с ощущением жжения в течение нескольких дней или недель пока не вернется к норме. Таким образом, мы видим, что есть необходимость классифицировать симптомы по этим двум категориям.

Б. Четыре психологических этапа

- Начальный этап, соответствует моменту, когда человек приходит с болезнью или симптомом. Этот этап, который я называю нулевой фазой, является стадией защиты, избегания, неосознанности. Человек легко скажет что «кроме этого, все нормально...», что ничего его особенно не беспокоит... Тем лучше! Потому что, как мы видели, функция бессознательного заключается именно в том, чтобы отвлекать разум человека от драмы, чтобы позволить ему продолжать жить и справляться с другими аспектами своего существования.

- Терапевт становиться неудобной фигурой. Он в первый раз проводит пациента, тем или иным способом, к осознанию проблемы (первый психологический этап). Человеку придется соприкоснуться опять с трудной, неуправляемой, негативной эмоцией, а также с событием, лежащим у ее истока. Этот этап часто мучительный, здесь возможно столкновение с сопротивлением пациента, который, в какой-то степени, опасается возврата подавленного материала.

- Когда этот этап пройден, человек может двигаться ко второй психологическому этапу, этапу лечения негативной эмоции. Если, например, эмоциональным переживанием был страх, то на этом этапе начнется движение к состоянию «не страх». Если человек недооценивал себя, он перестает это делать и т.д. Таким образом, человек на втором этапе начинает отдаляться от негатива... но он еще не в позитиве. Просто теперь он менее грустный, или совсем не грустный, он перестает себя недооценивать и т.д.

- Естественное движение эволюции и исцеления направляет его к третьему психологическому этапу, который соответствует второй биологической фазе. Эта фаза сопровождается регенеративными физическими феноменами, которые мы уже описали. На этом этапе человек получает доступ к положительному эмоциональному опыту: он себя чувствует в безопасности, уверенным, счастливым , в ощущении собственной ценности. Он находится в прямом контакте с решением, с внутренним комфортом, с чувством благополучия.

- И наконец, мы можем говорить о последней психологическом этапе, этапе возвращения к норме и обогащения новым опытом. Человек, прошедший через болезнь и исцелившийся, уже не тот, каким был. Он богаче, он получил доступ к ресурсам благодаря инициации, которой является болезнь.



ГЛАВА 5

ЕДИНСТВО ЖИВОГО

Я предлагаю рассматривать структуру живого существа как «триединство», как целостность, тремя гранями которой являются тело (органы), мозг и эмоции. Все они являются проявлением одной реальности и развиваются одновременно и синхронно. Эмоциональные переживания имеют непосредственное воздействие на определенную мозговую область, которая, в свою очередь, управляет группой клеток.

Для иллюстрации этого принципа, рассмотрим случай, когда человек сталкивается с событием (био-шок), которое он проживает с чувством тяжелой утраты (эмоция). Немедленно при сканировании появляется изображение в очень определенной области мозговой коры. А в теле, на уровне эпидермиса, определенная зона становится холодной.

В другом примере, когда шок связан с понижением спортивной самооценки, можно проследить незамедлительное развитие процесса декальцинации на уровне коленей, и появляется точное отчетливое изображение при сканировании в области мозгового ствола.

По такому же принципу, когда человек находит решение травмирующему переживанию, затронутая церебральная зона восстанавливается с формированием небольшого отека во время фазы регенерации и появляются признаки воспаления на уровне тела.



ГЛАВА 6

ТЕРАПИЯ

Терапия может опираться на работы Филиппа Леви , на терапевтический подход Милтона Эриксона и другие принципы. Каковы же терапевтические особенности этого подхода?:

- В Биологическом Декодировании, терапия, в первую очередь, обращает внимание на то, чтобы встретить человека в его биологической реальности и в контексте его окружения: его семьи; его профессии; принципов, которые для него имеют смысл... Это то, что в НЛП мы назвали бы «его картой мира».

- Во вторых, во время терапии возможен обучающий этап, когда пациента информируют о смысле заболевания и важности его переживания.

- В третьих, психо-био-терапия, означает необходимость встретить другого особым привилегированным способом. Это встреча, где на первом месте будет стоять эмоциональный компонент, а не когнитивный. Как мы уже видели, каждый симптом, не зависимо от своей природы, органической, психической, поведенческой, порожден внешнем событием, которое приобрело эмоциональный контекст. На данной стадии, терапия ставит себе целью вернуть подвижность заблокированной, неподвижной эмоции. Следствием любого шока является паралич эмоции. Для эмоции существует цикл: приходя извне, она входит внутрь нас, для того, чтобы выйти наружу. В какой-то степени, болезнь является кристаллизацией эмоции, стагнацией движения, которым эмоция является. В этимологии самого слова эмоция (emotion) есть компонент движения (motion), пробуждения, возбуждения, бунта. Таким образом, терапия состоит в том, чтобы вернуть движение, чтобы позволить эмоциональной реальности возвратиться наружу в той или иной форме. Это может быть сделано через творческий акт, ролевые игры, абреакцию, плач, движения тела...,речь всегда идет об эмоциональной разрядке, о выражении того, что было запечатано.

- Психо-био-терапия интересуется смыслом, потому что живущий человек вешает этикетки на события, интерпретирует внешние факты и придает им смысл. Одевание ярлыков, приписывание определенного смысла, свойственное всем, может заставить нас страдать, а может привести нас к большему раскрытию самих себя. Вся разница в смысле, в этикетке. Если вернуться к примеру с увольнением, можно позволить этому событию сделать мир враждебным и злым в наших глазах... Но можно в этом увидеть возможность дать себе шанс заняться тем, о чем давно мечтали. Смысл порождает эмоцию, которая может вызывать как боль и страдание, так и нести раскрытие и жизнь. Из очевидного зла неожиданно рождается добро. А иногда одна беда порождает другую, а за ней другую. Био-шок –это неудавшийся коан.

Излечение может произойти уже на первых этапах: на этапе знакомства, потому что сама встреча, в моем понимании, уже является лекарством; на этапе информационном, так как случается, что человеку достаточно осознать проблему чтобы исцелиться. Но в большинстве случаев, первых двух этапов не достаточно, и людям, пришедшим на консультацию, требуется помощь, чтобы пройти через эмоциональную разрядку или найти новый смысл.

Если этого недостаточно, возможным терапевтическим приемом может стать подключение воображения для поиска решения. Это пространство символических действий, предложенное М. Эриксоном и М. Иодоровским. Глубинная логика метафорических действий обращается, в основном, к бессознательному, чем и объясняется их терапевтический эффект.

Например, если человек увяз в безысходном трауре, символическим действием может стать разговор с покойным, написание ему письма, принесение на его могилу подарков... Эти действия могут помочь продолжить или закончить терапевтический процесс. Как мы уже поняли, болезнь это решение, которое остановилось на пути, и метафорическое действие может помочь довести его до конца, завершить. Речь идет о том, чтобы вывести наружу то, что было заблокировано, что замерло внутри живущего.

Клинический пример: Мадам Х, 44 года, приходит на консультацию по поводу близорукости, которой страдает с сорок одного года и из-за которой вынуждена носить очки. Миопия появилась очень внезапно. Начав терапию, мы ищем, важное событие, которое произошло непосредственно перед появлением болезни. Она вышла замуж незадолго до того, как ей исполнился сорок один год. После свадьбы, эта женщина поехала навестить отца, который совершенно неожиданным образом (био-шок) отказался ее обнять так, как делал обычно (внешнее событие). Она не знала как реагировать и что думать. Такое отдаление было для нее невыносимым (переживание - активная фаза конфликта). На консультации она мне сказала: «Я скорее предпочла бы, чтобы он умер, чем видеть его вдалеке от меня.» (биологическое решение).

Мы знаем, что одним из проявлений близорукости является размытое виденье того, что далеко. Таким образом, данное заболевание, стало идеальным адаптационным решением для шока.

После того, как мадам Х нашла событие, о котором смогла рассказать, от которого смогла освободиться, она прошла через очень интенсивное эмоциональное переживание (1 психологический этап).

На следующее утро, она надела, как обычно, очки и обнаружила, что они ей мешают (фаза излечения). Когда она пришла ко мне на консультацию через три недели, очки ей уже были не нужны.



ГЛАВА 7

РАЗВИТИЕ БИОЛОГИЧЕСКОГО ДЕКОДИРОВАНИЯ



С того момента, как Биологическое Декодирование болезней было сформулировано и стало распространяться в начале 90х, многие специалисты, ища возможности углубить свой терапевтический подход, комбинировали Биологическое Декодирование с материалом других направлений. Этот процесс особенно коснулся психотерапии и психо- генеалогии.

МАРК ФРЕШЕ

Перекрестное оплодотворение с самым богатым результатом, на мой взгляд, произошло в результате встречи с работами Марка Фреше, психолога, который интересовался причинами программирования болезней.

Мы подошли к пониманию факторов, запускающих болезнь, которыми являются био-шок и тип переживания. Но можно и нужно задать себе вопрос о том, что заставляет мистера Х чувствовать, то что он чувствует, присущим только ему образом и почему не как-то иначе .. Почему мадам У придает именно такой и никакой другой смысл проживаемому событию?

Имеется, как мы видим, предрасположенность, пред-конфликт, другими словами, программирование. Оно обусловлено, в первую очередь, качеством наших отношений с родителями и нашим образованием. Педагоги влияют на то, какой смысл мы придаем событиям и окружению.

Трудно не согласиться с фактом, что будучи продуктом буддийской, коммунистической или роялисткой культуры, мы будем придавать различный смысл деньгам, собственности и работе. Передача смысла есть функция наших родителей, нашего образования, нашей культуры, а следовательно, нашего программирования.

Марк Фреше сделал важные открытия относительно моментов программирования.

«Психологи, психотерапевты, психиатры умеют собирать данные, но забывают их датировать. Потому им можно рассказывать что угодно, они проглотят все. Для проходящего терапию, тот факт, что мы уточняем событие, делает более трудным говорить ерунду. Нам наплевать на Эдипов комплекс. Наоборот, событие, это что-то очень конкретное, и делает его конкретным – время. Таким образом, анализ перестает занимать годы. Когда указано время, можно отказаться от претензий 45 летней давности...Например от претензии к родителям по поводу неудобных подгузников. Вы только подумайте! Вам 45, а вы все еще продолжаете драть глотку из-за подгузников! Это похоже на интеллектуальный провал между моментом и моментом» (прим. между моментом шока и моментом терапии).

Марк Фреше говорил о программирующих моментах. Его представления изначально формировались независимо от Биологического Декодирования, но они дополняют его великолепно. Потому что, работая над источником программирования, мы имеем возможность освободить то, что ниже по течению. Если проводить аналогию с руслом реки, мы можем работать более или менее близко от верховья.

Чтобы найти источник проблемы Марк Фреше предлагал разные подходы: биологические циклы; закрепленные в памяти, повторяющиеся событийные последовательности ; бессознательная родительская проекция на ребенка – скрытый замысел рождения (projet-sens); порядок рождения в роду (rang de fratrie); принципы психо-генеалогии. Эти различные терапевтические пути подробнее и глубже разбираются в работе «Мое тело для моего исцеления.» (Ed. du Souffle d’Or)



ПСИХО-ГЕНЕАЛОГИЯ

Одним из смежных подходов является психо-генеалогия, которая широко изучалась и развивалась такими авторами, как Анн Анселин Шутценбергер, Серж Тиссерон, Паола Дель Кастилло и др.

Говоря о перспективах объединения Биологического Декодирования болезней и Психо-Гениологии, дающего рождение направлению Био-Психо-Генеалогии, речь идет уже не о поиске трансгенерационного сходства болезней, а о поиске сходного переживания, которое передается из поколения в поколение, и о его возможном решении.

Поясню. При обычном подходе в психо-генеалогии, если мы находим, что у мадам Х в 40 лет манифестировался рак груди, мы ищем, что происходило с ее матерью в этом возрасте. Например, мы можем обнаружить, что у ее матери в 40 лет был раковый процесс в матке, а у матери матери в этом же возрасте был рак поджелудочной железы...

В психо-био-генеалогии, в случае наличия рака груди у мадам Х в 40 лет, мы будем искать, что пережили ее мать, отец, дяди, тети в 40 лет, искать переживания, имеющие отношение к раку груди, а, именно травмы, связанной с потерей «гнезда». Должна была ли ее мать покинуть жилище, переселиться? Был ли у нее конфликт с матерью в возрасте 40 лет? Таким образом, мы изучаем конфликтные переживания, вошедшие в биологию генеалогического древа.

Другое многообещающее применение этому подходу составляют случаи, когда проблема существует с рождения. Например, если ребенок страдает экземой с рождения, мы будем искать у его родителей переживания, связанные с тяжелой утратой в период до зачатия или во время беременности.

Эмоция, как и даты, как и индивидуальные переживания, переходит от поколения в поколение. Как писал Конрад Лоренц : «врожденная природа индивидуума это приобретенный опыт рода». Другими словами, все, что мы прожили, пережили, проблемы, которым мы не нашли решения...все станет наследием наших детей, с тем, чтобы они, наконец, смогли найти решение. Если это не случается, они в свою очередь передают эстафету своим детям, до тех пор пока не найдется один, кто найдет решение проблемы, выход из конфликта, который когда-то не удалось урегулировать.

Таким образом, то, что передается из поколения в поколение, это нерешенные конфликты и их решения.

Этот тезис я проиллюстрирую на примере истории одного, достаточно заурядного в профессиональном и социальном плане мужчины, мало пользующегося популярностью. Этот человек оказался в центре природного катаклизма, землетрясения, в результате которого под обломками дома оказались его дети. Из последних сил, благодаря собственной храбрости, ему удалось спасти детей от верной смерти. После этого он был признан, оценен, обласкан и обратно интегрирован в общество. Для него, совершение усилия в трагических обстоятельствах явилось решением, позволившим стать тем , кем он стал. Его потомки, можно сказать, унаследовали это решение...

Очень тяжелое решение, решение с которым трудно жить. Эти люди чувствовали себя вынужденными оказываться снова и снова в трудных или почти невозможных ситуациях, для того чтобы полноценно ощущать свое существование. Они отправлялись в зоны повышенного риска или создавали сами себе проблемы, с тем чтобы их потом решать. Это принудительное и слишком утомительное для повседневной жизни решение существовало до тех пор, пока они не идентифицировали своего предка и память, которую несли в себе.

Психо-генеалогия, примененная к Биологическому Декодированию, напоминает через язык биологии о том, что человеческое существо сравнимо с клеткой. Человек сам по себе есть совокупность миллиардов клеток, которые взаимодействуют с внешним миром. В центре клетки находится ядро, которое принимает и посылает информацию. Но откуда взялось ядро, состоящее из хромосом,? Каково происхождение хромосом? Из биологии мы знаем, что 23 хромосомы приходят от отца и 23 хромосомы приходят от матери. Получается, что в центре нас самих находимся не мы, а другие!

С точки зрения биологии, мы видим, что в центре нас самих, в самой середине наших клеток находятся хромосомы, идущие от наших предков. Это верно в отношении как нашей психики так и эмоциональной жизни. Это еще одна нарциссическая рана для Человечества, в дополнение к уже описанным господином Фрейдом.

Господин Фрейд говорил о первой нарциссической ране, появившейся на заявление Галилея о том, что Земля не есть центр Вселенной, что она крутится вокруг Солнца. Вторую нарциссическую рану человечество получило от Дарвина и его теории эволюции, согласно которой человек произошел от животного. Третья нарциссическая рана нанесена Фрейдом и открытием бессознательного: «Я» не хозяин своего жилища, им руководит бессознательное.

Новое нарциссическое оскорбление пришло от биологии и генеалогии: в самом центре нас самих - нас нет. Думают, чувствуют, действуют в нас наши предки, как если бы мы были одержимы одним из них, одним из героев саги, проигрываемой внутри нас. По этому поводу можно обратиться к книге Ги Корно «Себе - палач, другим - жертва», а также к работе основоположников психо-генеалогии Николя Абрахама и Марии Торок «Кора и ядро».



НЕЙРО-ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ

Биологическое Декодирование формирует также очень плодотворный союз с Нейро-Лингвистическим Программированием (НЛП), которое интересуется структурой опыта и не чуждо тому, что можно было бы назвать биологической психотерапией.

«Программирование» - мы уже видели значение программ в работах Марка Фреше. «Нейро» - возвращает нас к важности мозга для Биологического Декодирования. «Лингвистическое» - все есть язык, само тело представляет собой вид языка, а симптом является словом.

НЛП великолепно дополняет Биологическое Декодирование, остающееся в большей степени диагностическим инструментом, благодаря тому, что очень быстро позволяет обнаружить реальную проблему. Если есть невыносимое страдание и отсутствует для него решение (био-шок), тут же открывается проход в бессознательное. Благодаря связи симптома с характером переживания Биологическое Декодирование позволяет быстро обнаружить травматическое событие. НЛП дополняет Декодирование новым терапевтическим инструментарием для работы с эмоцией. Например, процедура «снятия якоря» позволяет субъекту получить доступ к ресурсам.

Биологическое декодирование позволяет ответить на вопрос почему нам плохо, а НЛП учит нас как сделать, чтобы было хорошо.



ЭРИКСОНОВСКИЙ ГИПНОЗ

Еще одним дополнением к декодированию является Эриксоновский гипноз, позволяющий осуществить как диагностику, так и лечение. В моем понимании, речь идет о «биологическом гипнозе», который ищет причинное событие, спрятанное в бессознательном. Сущность гипноза как раз таки и состоит в том, чтобы обращаться напрямую к описанному нами биологическому бессознательному. Обходя разум, гипноз позволяет войти во взаимодействие с тем, что поддерживает и сохраняет проблему.

Гипноз также лечит, создавая состояние измененного сознания, которое способствует диссоциированому, расслабленному и «экологичному» восприятию проблемы. Такой тип восприятия помогает придать новый смысл событию или, по крайней мере, пережить его эмоционально более комфортно. Гипноз имеет множество и других возможностей.



ИМЕНА, ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И ПРОФЕССИИ

Еще одним возможным расширением концепции Биологического Декодирования является внимательное отношение к имени, деятельности и профессии, как всегда с учетом биологии.

Примером может быть ребенок, родители которого когда-то пережили голод, и который стал бакалейщиком. Смысл этой профессии может быть сопоставим с биологической функцией печени, а именно, с накоплением пищевых запасов...Другие будут задействованы в профессиях коммуникационных, чтобы избежать травмы разлуки. Если они отстранены от своей социальной деятельности, у них может возникнуть экзема.

Имена тоже могут наводить на след, особенно если опираться на их буквальное прочтение.

Мальчика зовут Дени (DENIS – de nis- от гнезда). Его мать проживает конфликт потери гнезда и имеет рак левой груди. Девочку зовут Флоранс (FLORENCE- “flot rances”- прогнившие потоки) у матери, страдающей хронической диареей... Имя ребенка, его деятельность, его будущая профессия могут быть связаны с пережитым опытом родителей и\ или своим собственным.

Все это пути, которые мы можем исследовать, предлагать, но никогда не навязывать. Все это лишь рабочие гипотезы, требующие подтверждения при каждой новой встрече. Потому что Биологической Декодирование не вещь в себе, но средство на службе у живущего, средство раскрывающее, дающее уверенность и исцеление пациенту.



ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Биологическое Декодирование болезней является диагностическим методом, позволяющим иметь быстрый проход к определенным аспектам бессознательного, к месту, где тайно хранится страдание пациента, куда он сам не хочет двигаться, в то единственное место, куда имеет смысл идти. Этот метод должен рассматриваться как гипотеза, не как догма. Только это позволит раскрыть человека, не заперев в теориях, интерпретациях и суждениях. Терапевт должен искать подход к пациенту, а не пациент приспосабливаться к терапии.

Это очень мощный подход. Он может принести большую пользу, но может нанести вред, если человек не готов услышать и раскрыться навстречу своим обидам. Он требует от терапевта большого такта, потому что, как мы уже подчеркивали, обеспечивает очень быстрый проход в бессознательное, в пространство подавленных, заснувших на многие годы, иногда на многие поколения ран. Когда человек вскрывает этот склеп, то находит очень нежную ранимую часть себя, истерзанную, незащищенную от повторной травматизации.

Этот подход не теория, перешедшая в практику, это практика, наблюдения, сумма опытов, которые получили теоретическое обоснование. Вот почему он может себе позволить подвергаться сомнению на каждой консультации перед фактом уникальности отдельного пациента. Еще много патологий требуют своего объяснения, много требуют более глубокого изучения, с тем чтобы иметь возможность обогатить Биологическое Декодирование.

я в духе взаимопонимания, гармонии и обмена, чтобы обобщить, взрастить плоды и распространить этот подход во всей его зрелости, полноте силы и, надеюсь, вечной молодости.


14 апр 2013, 17:52
Профиль
Основатель
Основатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 апр 2009, 19:07
Сообщений: 3149
Откуда: Россия
Сообщение Re: Психологические травмы детства
по поводу статьи, начну с того, что сразу бросилось в глаза
1. мы никогда не были животными...- это отголоски теории Дарвина, которая уже давно потерпела крах...

- что же тут говорить еще, это само за себя говорит...фундамент некоторых установок - неверен...

2. болезнь- действительно является следствием наших восприятий, мыслей и реакций
НО...САМОЕ ГЛАВНОЕ НАХОДИТСЯ НЕ НА МАТЕРИАЛЬНОМ ТЕЛЕ, А НА ДУХОВНОМ УРОВНЕ

- ЗДЕСЬ ЖЕ - СОВЕРШЕННО НЕ РАССМАТРИВАЕТСЯ ЭТОТ УРОВЕНЬ ПОНИМАНИЯ, это сугубо махрово- материалистический подход к Жизни, свойственный именно старой школе.

но, в темах анализа - во многом абсолютно согласна, но частично, это только первый уровень

...К СОЖАЛЕНИЮ, АВТОР НЕ ИДЕТ ДАЛЬШЕ - К ИСТИННЫМ ПРИЧИНАМ, рассматривая только конкретный случай пациента... а причина находится еще более глубоко, это - "УРОВЕНЬ ЗАКОНОВ" - УРОВЕНЬ БУДХИАЛЬНОГО ТЕЛА...- там где и записаны эти Законы, там это надо править...

"Мы думаем либо головой, либо телом. Будучи разными, они могут находиться в глубоком конфликте."
- абсолютно верно!

но перейду непосредственно к примерам:

Цитата:
"Клинический пример: Для иллюстрации этого очень важного для диагностики и лечения принципа, я подробнее разберу описанный выше случай женщины, которая обратилась ко мне по поводу опухоли яичника. Раковое разрастание клеток яичника наводит меня на след переживания, связанного с глубокой потерей. Я начинаю с того, что спрашиваю, какое важное событие прожила пациентка перед появлением симптома. Она отвечает, что таким событием была свадьба сына. О чем она говорит, когда мне это рассказывает? Какую информацию, с какого уровня, мы имеем на этом этапе консультации? В модели биологической мишени это уровень события, изложенного достаточно поверхностно. На этой стадии нужно продолжать слушать. Я начинаю расспрашивать ее о глубоких переживаниях, связанных со свадьбой. Пациентка мне отвечает: «Что я действительно чувствовала так это то, что приглашенных 250 человек. Я даже пригласила повара. Ведь вы же понимаете, что это огромное количество народа. Приглашенных было много как с одной, так и с другой стороны. Конечно же, моя бабушка не смогла приехать, так как очень устает...».О чем она мне говорит? О внешних событиях, о контексте. Мы все еще находимся на периферии, и я ничего не знаю о ее чувствах. Я лишь могу выдвинуть гипотезу, что описывать внешние обстоятельства, должно быть, является для нее способом защититься от особенно болезненного переживания. На этот момент консультации у меня все еще нет никакой важной информации относительно момента запуска болезни у этой пациентки. Я настаиваю на этом месте: для меня очень важно знать... что я не знаю ничего существенного!... Иначе мы рискуем начать, так сказать, лить воду, т.е. формулировать гипотезы, по типу проекций, отражающие в большей степени наши собственные переживания в подобной ситуации, нежели переживания пациентки.Пациентка продолжает: «Поскольку было столько народу, именно я встречала гостей. Я приглашала повара. Я делала все, что бы все прошло хорошо.» С какого уровня эта информация? Пациентка больше не рассказывает о других. Она говорит о том, что она делала. Она включает себя. Мы двигаемся ближе к центру мишени, но я до сих пор не знаю, что она чувствовала. И повторюсь здесь еще раз, биологизируется только переживание. Я спрашиваю ее: « Ваш сын женился, а что происходило с другими? Какие ваши чувства по поводу этой свадьбы?» Она отвечает: « Я чувствовала, что он нашел действительно милую девушку. Он сделал хороший выбор. Они друг другу отлично подходят.» Какую информацию мы имеем? Пациентка до сих пор не ответила, но мы находимся уже не уроне ее мыслей, мнений и ценностей . Мы приближаемся к центру мишени, что важно, но все-таки это еще не то, что биологизировалось, не то, что отпечаталось внутри, закодировалось в больном органе. И тогда я прошу ее более подробно описать каждый этап свадьбы. Был ли какой-то момент более волнительный, чем другие? Пациентка наконец-то находит ответ, к концу полутора часовой консультации...

Она говорит:

- «На утро после свадьбы я проходила по коридору мимо комнаты сына». Опять она сообщает о том, что делала.

- «Что вы почувствовали в этот момент?»

Она говорит фразу, которая очень часто звучит из уст пациентов: «Я не знаю. Не могу найти слова.» Именно по этой причине они и заболевают! Потому, что они не могут высказаться! И вот наконец мы у цели. Нам, терапевтам, необходимо поддержать, удержать пациента в этом месте, окружить теплом и нежностью. Момент, в котором они находятся, это сакральный акт творения (sacre- ca cree). Это созидающая точка, в которой происходит исцеление, осознание и рост.

-«Он как бы мертв. Он больше не придет.» Действительно он прожил у нее до самой свадьбы. До сих пор она запрещала себе взаимодействовать с чувством утраты, потому что знает, что он счастлив. Тем не менее, в глубине себя, она чувствует, что потеряла его. Его больше не будет дома. Это ее единственный сын. Ему 24 года. Он будто бы умер. Именно теперь она достигла своего глубинного переживания, центра мишени. И теперь она способна его донести до меня. "


-автор находит причину опухоли яичника его пациентки в конкретном случае...но, на мой взгляд - ПРИЧИНА - ЕЩЕ БОЛЕЕ ГЛУБОКО, ЭТО ПРОСТО ЧАСТНЫЙ СЛУЧАЙ ЕЕ ПОЯВЛЕНИЯ.

какой же? - постараюсь сформулировать:

"яичники"- в женском организме полностью относятся к теме ТВОРЧЕСТВО И РАДОСТЬ, ПРОЯВЛЕННОЕ В МАТЕРИАЛЬНОМ - ТВОРЧЕСТВО
-это понятие относится и к рождению ребенка -понятие "сотворить Жизнь" и к понятию "творческое выражение в любой области жизни" И там, и там задействована единственная наша жизненная энергия кундалини. А если она блокируется...естественно, вызывает проблемы такого плана.
- основной причиной таких блокировок ЯВЛЯЕТСЯ НАРуШЕНИЕ ГЛАВНОГО ВСЕЛЕНСКОГО ЗАКОНА СВОБОДЫ - Мать привязана к сыну РОДИТЕЛЬСКИМИ ПРИВЯЗКАМИ, нарушая этот Закон и в отношении сына, и, в первую очередь - в отношении самой себя...
- если эта женщина НЕ ПОЙМЕТ - что это нарушение, а просто примет ЭТО- как частный случай - значит у нее будут рецидивы. Да и если проанализировать в целом ее отношение к Миру, то, скорей всего - это будет часто повторяющиеся случаи с разными декорациями на одну и ту же тему- ПРИВЯЗОК, которыми она цепляется за свою Реальность, напрочь не желая ТВОРИТЬ РАДОСТЬ И СВОБОДУ для САМОЙ СЕБЯ.
Почему?
-да потому, что нарушает этот Закон СВОБОДЫ - НЕ ПРИНИМАЯ СЕБЯ КАК ЖЕНЩИНУ, жестко зафиксировав саму себя в темном женском самоцвете женщины - матери.
Подчеркиваю- плоха не роль "женщины- матери"(это на самом деле очень благородная и красивейшая женская ипостась), а именно проявления темного самоцвета, как говорят толтеки, темное проявление женского аспекта, с нарушениями СВОБОДЫ...

так что в целом...что можно сказать?)) биологическое декодирование - это, несомненно огромный шаг в медицине на пути к пониманию истинных причин болезней и решения вопроса, как с ними справляться.Это всегда прогрессивно, если вспомнить ОТ ЧЕГО в наш технократический век приходится отталкиваться таким первопроходцам...от самого махрового материализма, который отрицал наличие Души у человека и не имел ни малейшего понятия о Высших Законах Вселенной.

Но, думается мне, что дальнейшая перспектива развития этого направления будет именно в области синтеза - этого нового подхода и духовного развития человека, который будет лишен привязок к эгрегорным представлениям каких-либо религий , сект и течений. К слову сказать, любимые мною толтеки - как раз и предлагают именно такой подход в целом.(только не путайте с некоторыми шаманскими течениями , которые завязаны на древние практики видящих и иерархию своих шаманских архетипов)

Я предпочитаю опираться и использовать оба подхода. Про первую - духовную часть , Надеюсь не надо объяснять, этому 3/4 моего сайта посвящено, а в другой части - мы успешно применяем практики именно биологического декодирования, позволяющие с уровня материи полностью стереть записанные прежде, а НЫНЕ ОСОЗНАННЫЕ - и поэтому уже не нужные старые программы.
Ключевое слово здесь - ОСОЗНАННЫЕ!
и не просто на конкретном частном случае какого-либо единственного нарушения, а на осознании НАРУШЕНИЯ КОНКРЕТНОГО ОБЩЕГО ЗАКОНА.

Материя, в определенном смысле - инертна, осознанные человеком истины, его кармические уроки бывают УЖЕ ОСОЗНАННЫ, а на материи ЕЩЕ ОСТАЕТСЯ ЗАПИСЬ. Именно с такими случаями - и работают эти практики БИОЛОГИЧЕСКОГО ДЕКОДИРОВАНИЯ- БЕЗУПРЕЧНО. у меня в свое время прошла первый ИНТЕРАКТИВ- КУРС группа остеопатов, которые как раз очень хорошо работают именно по этим методикам, ТАК ЧТО СИНТЕЗ УЖЕ НАЧАЛСЯ! Надеюсь и дальше будет процветать. Подробнее об этих специалистах - вот в этой теме форума. Там же найдете и их контакты.

...ТАК, ЧТО НАДО УМЕТЬ ВИДЕТЬ В ЧАСТНОМ - ГЛОБАЛЬНОЕ))

но позволю себе повториться...предлагаю вам отделять зерна от плевел...

Цитата:
В Биологическом Декодировании мы изучаем архетипические функции кожи, надпочечников, печени, мочевого пузыря... Для каждого органа мы ищем соответствующий архетип. Для мочевого пузыря, например, речь идет о маркировании своей территории, как это делает собака, леопард и многие другие.

МЫ НИКОГДА НЕ БЫЛИ ЖИВОТНЫМИ!...

проблемы цистита - связаны с той же темой - НЕПРИЯТИЯ СЕБЯ ЖЕНЩИНОЙ, НЕПРИЯТИЯ СВОЕГО СЕКСУАЛЬНОГО ПАРТНЕРА И ПРОБЛЕМЫ С ВНУТРЕННИМ АСПЕКТОМ "ВНУТРЕННЕГО МУЖЧИНЫ"...т.е. практически - с несостоятельностью Женщины..., а косяки на эту тему более подробно - в форуме "Мужское и Женское"
почки - это проекция так называемого "Центра Законов" - это тонкая структура тонкого тела, где записаны наши внутренние знания про ВСЕЛЕНСКИЕ ЗАКОНЫ" И, когда в этих записях есть НАРУШЕНИЯ, то и материя выдает - сбои на эту тему...

вот и смотрите сами...насколько Вас устраивает глубина ? - понимания причин и следствий...болезней и вариантов их решения... подробнее об этом - в статье "Болезни тела и ОСОЗНАНИЕ"

Напомню все одну мысль, она всегда по логической цепочке приводит к нужному результату...))))

Ответьте сами себе:

ГДЕ НАХОДИТСЯ ВАШЕ СОЗНАНИЕ?

в каком месте тела материального находится ваше сознание?...

нет, не в голове...

НАШЕ СОЗНАНИЕ НАХОДИТСЯ В КАЖДОЙ КЛЕТКЕ НАШЕГО ТЕЛА

так что...ваша правая пятка не менее осознана, чем ваше левое ухо...
-и мы учимся СЛЫШАТЬ тело...и слушать...
остальную цепь умозаключений оставляю недописанной, а то вам будет не интересно, подумайте сами

ТОЛЬКО РАДИ БОГА, ВЫКИНЬТЕ ИЗ ГОЛОВЫ ТЕОРИЮ ДАРВИНА, физики уже доказали теорию Большого Взрыва со всеми вытекающими...

НЛП - в основу этого инструмента положено НАРУШЕНИЕ ЗАКОНА СВОБОДЫ...
ГИПНОЗ - аналогично
но, не очень точно...

собственно, на самом деле ЭТО инструменты - и использовать их можно безупречно и НЕБЕЗУПРЕЧНО, нарушая Закон Свободы...так что смотрите сами. Кухонный нож может быть полезным инструментом, а может стать орудием убийства, не так ли? В разных руках и с разным намерением - один и тот же инструмент может быть и тем и другим.

-так что оставим по поводу ВСЕХ ИНСТРУМЕНТОВ ПСИХОЛОГОВ - ТОЛЬКО ОДИН КРИТЕРИЙ - НАРУШАЮТ ИЛИ НЕТ ОНИ ЗАКОН СВОБОДЫ, оперируя теми или иными методами.
* "не ведают, что творят"...- эта мысль посещала меня иной раз, когда я просматриваю материалы на эту тему...

Думаю, со временем- все просеется, как сквозь большое сито...ведь сейчас все чаще и все глубже энергии Перехода проходят в наше пространство, подготовленные - стали понимать еще больще, еще глубже... те, кто совсем был далек от вопросов Мироздания и Вечности- начали задумываться об этом, те, кто никогда не интересовался своей Душой - стали слышать ее и задавать вопросы на эту тему... так что все идет по нарастающей,
все идет по Генеральному Плану)))Эволюции

... и все будет ХОРОШО)))

_________________
Нет ничего такого, чего нельзя было бы изменить.


16 апр 2013, 20:35
Профиль
Новичок
Новичок

Зарегистрирован: 11 дек 2011, 10:57
Сообщений: 29
Сообщение Re: Психологические травмы детства
Благодарю :love: , Айлар ,за столь подробный ответ- разъяснение.
Очень рада получить ответ.Спасибо.Я сижу и смеюсь... прям хорошо..
Мне важно очень это" расставление по местам" которое ты сделала. :sun:
Синтез - это то что ищу в полученных из разных областей и уровней знаний.
:love: Спасибо!


16 апр 2013, 23:00
Профиль
Основатель
Основатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 апр 2009, 19:07
Сообщений: 3149
Откуда: Россия
Сообщение Re: Психологические травмы детства
пожалуйста, alex))
я люблю хорошие вопросы, спасибо за хороший вопрос))
- тема на самом деле важная, возможно, её надо даже шире поставить, не только на форуме.

_________________
Нет ничего такого, чего нельзя было бы изменить.


17 апр 2013, 09:18
Профиль
Основатель
Основатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 апр 2009, 19:07
Сообщений: 3149
Откуда: Россия
Сообщение Re: Психологические травмы детства
да, забыла ответить, извиняюсь...
...ответ на вопрос есть ли техники для самостоятельной проработки? - Есть! - именно этим мы здесь и занимаемся...

Для новеньких: НАЧИНАТЬ МОЖНО ОТСЮДА, статья "С чего начать", а дальше - по ссылкам, как по клубочку Ариадны...

_________________
Нет ничего такого, чего нельзя было бы изменить.


17 апр 2013, 11:20
Профиль
Новичок
Новичок

Зарегистрирован: 11 дек 2011, 10:57
Сообщений: 29
Сообщение Re: Психологические травмы детства
Спасибо, Айлар :sun:


21 апр 2013, 02:11
Профиль
Основатель
Основатель
Аватар пользователя

Зарегистрирован: 14 апр 2009, 19:07
Сообщений: 3149
Откуда: Россия
Сообщение Re: Психологические травмы детства
тема у нас "травмы детства", а вот словечки, которые мы сами слышали и с большой долей вероятности говорятся и сейчас деткам и внукам...впрочем, судите сами... я когда читала, точно вспоминала - слышала такое в детстве- много раз.... потом, спустя много- много лет пришлось выходить на эти фразы с помощью сегодняшних техник перепросмотра - чтобы снять эти установки...ограничения и боли

Так что, всем мамам и бабушкам, а также папам и дедушкам - ПРОВЕРЬТЕ, НЕ ПОПАЛИ ЛИ ВЫ В ЭТОТ ПРОЦЕСС?

цитирую статью полностью:

Напрасные слова
ЧЕГО ЛУЧШЕ НЕ ГОВОРИТЬ ДЕТЯМ?


Эти известные всем фразы кажутся безобидными. Они превратились чуть ли не в штампы отечественной традиции воспитания. И если бы взрослые знали, сколько обиды и страха они приносят маленьким…

ОШИБКА 1. ПРОГНОЗЫ-ПУГАЛКИ
Что говорят взрослые…
«Не носись – шею свернешь»; «Будешь плохо есть – тебя любой поколотит»; «Не строй рожи – навсегда таким останешься».
✔…и почему этого говорить нельзя.
«В память ребенку врезается только вторая часть конструкции: “упадешь”, “поколотит”, “навсегда останешься”, – говорит детский психолог Оксана Лысикова. – Поэтому вскоре маленький делает вывод, что жизнь очень опасное мероприятие, где неприятности подстерегают на каждом шагу». Вскоре мама может обнаружить, что ее бойкий малыш «неожиданно» стал робким и нелюбопытным.
Работа над ошибками.
Не запугивайте, а старайтесь заинтересовать желаемым поведением. Например: «Если ты будешь хорошо кушать, то будешь сильным и сможешь быстро ездить на велосипеде»; «Если поспишь днем – наберешься сил, сможешь долго гулять в зоопарке».

ОШИБКА 2. ОБЕСЦЕНИВАНИЕ
Что говорят взрослые…
«Не трогай, сейчас опять сломаешь!»; «Дай я лучше сама сделаю!».
✔…и почему этого говорить нельзя.
«Эти фразы ребенок понимает как “ты плохой, у тебя никогда ничего не получится”, – продолжает Оксана Лысикова. – Это буквально рушит уверенность в себе и своих силах. В будущем такой ребенок вряд ли захочет попробовать свои силы в спортивной секции или музыкальной школе».
Работа над ошибками.
Совершая ошибки, ребенок развивается и вырабатывает уверенность в себе. Мы можем ему помочь фразами: «Попробуй еще раз!»; «Сломал? Не страшно, сейчас починим!».

ОШИБКА 3. СРАВНЕНИЕ
Что говорят взрослые…
«Маше тоже три, а она уже моет руки сама!»; «Посмотри на мальчика – он никогда не дерется!».
✔…и почему этого говорить нельзя.
Ребенок начинает сомневаться – действительно ли родители его любят? А может, соседскую Машу все-таки больше? И не уйдут ли они к ней навсегда? В результате вместо «положительного примера» ребенок получает страх и растерянность, а вместо желания подражать соседской Маше – ревность и желание дернуть ее как следует за косичку, чтоб не была такой хорошей.
Работа над ошибками.
«Гораздо более правильная стратегия – устроить соревнование ребенка… с самим собой, – считает психолог. – Месяц назад он еще не мыл руки сам – а сейчас начал; год назад не умел кататься на велосипеде – сейчас гоняет без “спутников”… Заведите красивый журнал успехов и просматривайте его вместе с малышом. Напоминание о прошлых победах подтолкнет ребенка к новым достижениям».

ОШИБКА 4. ЗАХВАЛИВАНИЕ
Что говорят взрослые…
«Ты у меня самый умный (способный, красивый…); «Куда Сашке до тебя!».
✔…и почему этого говорить нельзя.
«Постарайтесь хвалить не самого малыша (“Ты у нас самый расчудесный”), а его действия (“Ты отлично нарисовал”; “Ты хорошо все сделал”), – советует Оксана Лысикова. – Иначе ребенок окажется слишком зависим от одобрения окружающих и стремиться будет к похвале, а не к достижению цели». Кроме того, скоро ваш маленький окажется в первом детском коллективе (садике, школе), где вряд ли сверстники тут же кинутся признавать его “звездность”. А это может стать довольно сильным разочарованием».

ОШИБКА 5. ОБВИНЕНИЯ
Что говорят взрослые…
«Перестань кричать – у меня сейчас голова лопнет!»; «У бабушки чуть сердце не остановилось!» и т. п.
✔…и почему этого говорить нельзя.
Ребенок воспринимает все буквально. Чувствительные и эмоциональные детки могут превратиться в молчаливых тихонь – ведь из-за любого открытого проявления эмоций у мамочки может разлететься на куски голова! Карапузы пошустрее поэкспериментируют с высотой и громкостью воплей, убедятся, что головы-сердца у всех целы, и начнут игнорировать все ваши призывы. Позже эти дети вряд ли посочувствуют вам во время болезни – мама ведь столько раз шутила, что ей больно…
Работа над ошибками.
Лучший способ справиться с разбушевавшимся карапузом – переключить его внимание на игру. Носится по квартире с первобытными воплями – подойдите и шепните что-нибудь на ушко. Ребенок заинтересуется… и через несколько секунд охотно сменит «кричалки» на «шепталки».

ОШИБКА 6. УЛЬТИМАТУМЫ
Что говорят взрослые…
«Не съешь суп – торта не дам»; «Не уберешь игрушки – мультика не увидишь»;
✔…и почему этого говорить нельзя.
Ваш маленький все схватывает на лету, правда? Вы хотите через пару лет услышать: «Не дашь пирожное – суп есть не буду»; «Учить буквы?! Тогда купи во-о-он ту машину!»?
Работа над ошибками.
«Если приучать к режиму получается только через ультиматум, призовите на помощь игру, – предлагает Оксана Лысикова. – Например, суп – это море, в котором плавают кораблики-овощи. Ваш “китенок” охотно их “проглотит”».

ОШИБКА 7. ШАНТАЖ ЛЮБОВЬЮ
Что говорят взрослые…
«Я тебя такого не люблю!»; «Ну и кто с таким чумазым дружить будет?»; «Не будешь слушаться – любить не буду!».
✔…и почему этого говорить нельзя.
Еще ни одного малыша эти фразы не заставили вести себя хорошо. «Напротив, ребенок начинает чувствовать сильный страх и растерянность, – объясняет психолог. – И пытается вернуть мамин интерес любыми доступными способами – то есть капризами и истериками. Ведь ребенок подсознательно чувствует, что любовь мамы или ее отсутствие для него вопрос выживания, тут уже не до хороших манер!» Не говоря о том, что шантаж любовью может привести к низкой самооценке на долгие годы: ребенок запомнит, что сам по себе он любви не заслуживает, ну разве только если будет выполнять все пожелания окружающих.
Работа над ошибками.
Самое важное для мам «грамматическое» правило: по отношению к малышу слово «люблю» с частицей «не» не употребляется. Исключений из правила нет.


источник

_________________
Нет ничего такого, чего нельзя было бы изменить.


23 май 2014, 12:22
Профиль
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 12 ]  На страницу 1, 2  След.


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron